Материалы | Шпоры | Тесты | Книги | Софт | Тесты ЕГЭ
 
 
Главная » ИСТОРИЯ » Древний Восток » Страны Древнего Востока. Шумер
Шпоры по предметам
Астрономия
Биология
География
История
Математика
Рус. лит.
Укр. лит.
Для вчителів укр.м та л.
Физика
Химия

_


Онлайн тесты по ЕГЭ


библиотеки





Страны Древнего Востока. Шумер

Начало шумерской истории содержит в себе много тайн. Историки и археологи потратили немало сил, стараясь разгадать их. Сейчас мы знаем, как выглядели шумеры, в каких богов они верили, как вели хозяйство, воспитывали детей. Археологи ходят по улицам древних шумерских городов, восстанавливают расположение домов и храмов. Однако загадок меньше не становится. По мере накопления знаний возникают новые вопросы. И главный из них - откуда пришли шумеры, где их родина?

Страна Шумер получила своё название от народа, поселившегося около 3000 г. до н. э. в низовьях реки Евфрат, неподалёку от впадения её в Персидский залив. Евфрат разделяется здесь на многочисленные протоки-рукава, которые то сливаются, то расходятся вновь. Берега реки низкие, поэтому Евфрат часто меняет свой путь к морю. При этом старое русло превращается постепенно в болото. Глинистые холмы, расположенные поодаль от реки, сильно выжжены солнцем. Жара, тяжёлые испарения от болот, тучи мошкары заставляли людей держаться подальше от этих мест. Низовья Евфрата долгое время не привлекали внимания земледельцев и скотоводов Передней Азии.

Небольшие деревни располагались довольно далеко от воды, так как Евфрат разливается летом очень бурно и неожиданно, и наводнения всегда были здесь очень опасны (память о великих потопах сохранилась в шумерских преданиях). В бескрайние тростниковые заросли люди старались не заходить, хотя под ними скрывались очень плодородные земли. Они образовались из ила, оседавшего во время наводнений. Но в те времена обработка этих земель была ещё людям не под силу. Они умели снимать урожаи только с небольших открытых участков, напоминавших своими размерами скорее огороды, а не поля.

Всё изменилось, когда в стране рек и болот появились новые, энергичные хозяева - шумеры. Вот здесь-то и начинаются загадки. Мы не знаем, откуда они пришли в низовья Евфрата. В шумерских легендах упомянуты только высокие горы на их забытой родине, путь по морю, приведший их к устью Евфрата, и остров в море, который шумеры считали не только своей древней родиной, но и прародиной всех людей вообще. Известно, что речь идёт об острове, который в древности называли Дильмун, а сейчас - Бахрейн. На Бахрейне, однако, нет высоких гор, поэтому историки постарались проверить, есть ли правда в этих преданиях, и на протяжении многих лет вели на Бахрейне раскопки. Оказалось, что в древности на острове были шумерские поселения и кладбища - значит, шумеры жили здесь довольно долго. К сожалению, эти находки относятся к тому же времени, когда шумеры жили уже и в Междуречье. Может быть, на Бахрейне найдены просто небольшие торговые городки, связанные с главными городами на Евфрате?

Шумеры сильно отличались от окружавших их народов - и прежде всего своим языком. В наши дни учёные умеют читать шумерские тексты, уже составлены многотомные словари шумерского языка. Для этого потребо-валось много десятилетий упорного труда, и учёные не раз ошибались. Постепенно стало ясно, что древнешумерский язык не похож ни на один из древних и современных языков. Поэтому мы не можем сказать, с какими народами древности шумеры "состояли в родстве", хотя учёные пытались подыскать им "родню" и на Кавказе, и в Гималаях, и на Памире. Всю правду об их далёкой родине мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Лучше посмотрим, как повели себя шумеры в незнакомом для них месте, среди тростниковых зарослей и болот.

Кроме плодородных, но ещё не освоенных земель новая родина шумеров могла похвастаться только большим количеством глины и тростника. Ни высоких деревьев, ни пригодного для строительства камня, ни руд, из кото-рых можно выплавлять металлы, здесь не было. Шумеры научились строить дома из глиняных кирпичей; крыши этих домов настилались из тростника. Такой дом нужно было каждый год подправлять, подмазывая стены глиной, чтобы он не разваливался. Заброшенные дома постепенно превращались в бесформенные холмы, т.к. кирпичи были сделаны из необожжённой глины. Шумеры часто оставляли свои дома, когда Евфрат менял русло, и поселение оказывалось далеко от берега. Глины повсюду было много, и за пару лет шумеры успевали "слепить" новый посёлок на берегу кормившей их реки. Для ловли рыбы и речных путешествий шумеры использовали плетённые из тростника небольшие круглые лодки, обмазывая их снаружи смолой.

Обилие глины, из которой делали дома и посуду, предметы утвари и детские игрушки, подсказало шумерам мысль о том, чтобы писать на глиняных табличках. Писец работал так: из сырой глины изготавливалась неболь-шая плоская табличка, на которую острой палочкой наносились письмена. На вязкой глине трудно проводить линии одинаковой толщины, поэтому они получались похожими на треугольники или клинышки. Историки называют шумерское письмо "клинописью". Не очень нужные записи потом можно было стереть, а таблички с важными документами обжигали на огне, и они становились твёрдыми, как камень. Самые ранние записи принадлежат храмовым чиновникам - они должны были считать, сколько зерна, масла и мяса произведено в хозяйстве, сколько выдано работникам на пропитание, сколько осталось в распоряжении храма. Археологи научились складывать даже разбитые таблички и читать написанное на них.

Обладая плодородными землями, шумеры со временем поняли, какие высокие урожаи можно получать, если осушить болота и провести воду к сухим участкам.

Орошение полей в Междуречье было сложным делом. Когда по каналам поступало слишком много воды, она просачивалась под землю и соединялась с подземными грунтовыми водами, а они в Междуречье солёные. В результате снова соль вместе с водой выносилась на поверхность полей, и они быстро портились; пшеница на таких землях вообще не росла, да и рожь с ячменём давали невысокие урожаи. В конце концов засолённые поля просто забрасывали или же пасли на них овец. Шумеры далеко не сразу научились определять, сколько воды нужно для правильного полива полей: излишек или недостаток влаги были одинаково плохи. Разумнее всего в этих условиях было бы руководить орошением полей из одного места, а не доверять каждому крестьянину прорывать оросительные канавы, как ему вздумается.

Такими центрами управления сельским хозяйством, а значит, и всей жизнью людей, в Шумере стали храмы. В крупных храмовых хозяйствах было много жрецов, которые специально занимались измерением земельных участков, организовывали прокладку каналов, вели счёт собранному урожаю. Именно храм управлял жизнью соседних городов и деревень, собирал с населения подати, раздавал еду в голодные годы. Историки называют объединяющихся вокруг храма людей храмовой общиной.

Почему же всеми этими делами занимался не царь, как это было в Египте? Дело в том, что Шумер на протяжении семи веков своей истории не представлял собой единого государства: области страны были отделены друг от друга протоками Евфрата и болотами, а также особенностями развития. Центром каждой области был сильный и богатый город, возникший вокруг храма, посвящённого местному богу. Самыми известными из шумерских городов были Ур, Урук, Ниппур, Киш, Лагаш, Умма. Всего же таких самостоятельных городов и областей было несколько десятков. Управляли городом и областью жрецы главного городского храма; верховный жрец чаще всего носил титул "эн" или "энси". Меньше всего с храмом был связан командир городского ополчения, называвшийся "лугаль". Однако и лугали часто происходили из жреческих семей. На протяжении долгого времени власть жрецов была в Шумере намного сильнее власти военных вождей.

Особое положение жрецов в Шумере подкреплялось хитро продуманной организацией храмового хозяйства. Сначала у храмов не было своей земли. Каждая деревня просто выделяла "богу" особый участок поля. Его обрабатывали все крестьяне вместе, а собранный с этого участка урожай деревенская община отдавала храму. Постепенно храмы забрали у общин эти земли и стали вести на них своё собственное хозяйство. Появились и зависимые от них люди, которые работали на храмовых полях за продуктовый паёк. Рабов в Шумере поначалу было ещё немного, и их труд не играл большой роли в хозяйстве. В Шумере очень рано была разрешена законом купля и продажа земли. Пользуясь этим, храмы всё время увеличивали свои владения; всё больше становилось безземельных крестьян, вынужденных батрачить на храмовых полях. Часть полей храм сдавал в аренду. Любой человек мог взять участок земли и вести на нём хозяйство, отдавая жрецам часть урожая. Получалось, что каждый крестьянин мог рассчитывать на помощь от храма: бедняку храм обеспечивал кусок хлеба, малоземельному крестьянину - возможность обработать дополнительный клочок земли, а крепкому хозяину аренда давала возможность расширить производство и часть урожая продавать на рынке. Поэтому все крестьяне в Шумере крепко держались за храмы и часто вставали на сторону жрецов во время их ссор с лугалями, а позже - с царями.

А столкновения между храмами и лугалями происходили в Шумере всё чаще. Лугали стремились завоевать соседние города, объединить страну и объявить себя царями. Для этого им нужно было превратить городское войско в свою собственную дружину, послушную всем приказам предводителя. Однако у лугаля не было средств, чтобы содержать такое войско, поэтому он начинал торговаться с храмами и просил у них землю для раздачи её своим воинам. Взамен лугаль, по-видимому, обещал жрецам покорение городов-соперников и богатые подарки из военной добычи. Иногда лугалю удавалось получить доступ к храмовым землям, и тогда начинался бессовестный грабёж храмового имущества: лугаль сгонял с полей крестьян, сажал вместо них своих воинов, отменял раздачи продуктов населению, передавал храмовую землю по наследству своим сыновьям.

Что же изменилось в шумерских городах после перехода власти к военным вождям? Ответ на этот вопрос даёт история Лагаша. Около 2400 г. до н. э. власть в этом городе захватил лугаль Эанатум. Используя богатства городских храмов, он вёл успешные войны с соседними городами и заставил их признать господство Лагаша. При этом гибли тысячи людей; соперники нередко разрушали плотины на Евфрате и затопляли поля и селения друг друга. Победы, одержанные такой ценой, радовали далеко не всё население. В Лагаше начались мятежи, и один из преемников Эанатума, Уруинимгина, вынужден был вернуть храмам их земли и восстановить многие из древних обычаев. Но было уже поздно. Лагаш настолько ослаб из-за внутренних раздоров, что в борьбе за спорные земли был разгромлен своим вечным соперником - соседним городом Умма.

Ни один из шумерских лугалей не был достаточно силён, чтобы объединить страну под своей властью. Незадолго до 2300 г. до н. э. беспорядки в шумерских городах и войны между городами приобретают особенно разрушительный характер. Но семь веков шумерской истории принесли не только разрушения и междоусобицы. Шумеры создали богатую и сложную культуру, которая стала образцом для подражания на всей территории Междуречья. Шумерской клинописью пользовались впоследствии многие народы, приспособившие её к своим языкам.

Шумеры были наделены очень сильным религиозным чувством. Их представления о богах, начале мира, человеческой судьбе отразились во многих восточных религиях. Многие шумерские предания переняли древние евреи, и позднее они были записаны в Библии. Шумеры проявляли удивительную тягу к научному знанию о мире: до греков они были лучшими математиками и астрономами древности.

Знания, накопленные предками, передавались мальчикам и юношам в многочисленных храмовых школах. Здесь учили читать клинопись, вести хозяйственные записи, наблюдать звёздное небо, точно определять площади земельных участков. Шумеры высоко ценили мудрость, которая, по их мнению, была сосредоточена в ушах человека; поэтому многие изображения людей отличались у них большими оттопыренными ушами. Мы лучше поймём характер шумеров, оценим их любовь к знанию, если сравним эти изображения с портретами, например, ассирийских царей, воинственных и безжалостных. Шумерские правители нередко повелевали запечатлеть себя в особой "позе строителя" - с чертежом здания, разложенным на коленях, с небольшим ведёрком сырой глины, поставленным у ног. Этот народ больше любил строить, чем воевать, и образ созидателя, по мнению шумеров, больше подходил правителю, чем облик воина.

Может быть, поэтому шумерам так и не удалось создать единое царство. Человек, который смог это сделать, оказался не шумером, а аккадцем. Звали его Саргон, хотя скорее всего это не имя, а один из титулов, принятых им после победы над своими соперниками. Аккадцы тоже жили в Междуречье, к северу от шумеров. Изначально они были кочевниками-скотоводами, позже обратились к земледелию и поддерживали с шумерами тесные отношения. Воспользовавшись распрями между лугалями, Саргон укрепился сначала на севере Шумера, за несколько лет создал сильную армию, вооружил её дальнобойными луками (шумерские воины пользовались в битве только мечом и копьём), а вскоре захватил и юг страны. Саргон не принял ни одного из почётных шумерских титулов и не выбрал ни один из древних шумерских городов своей столицей. Он стал именовать себя царём Шумера и Ак-када и построил новую столицу - город Аккад. Саргон установил контроль над всеми храмовыми хозяйствами, но взамен он постоянно давал храмам богатые дары. Саргон создал большое количество чиновничьих должностей, и многие из людей, которые кормились возле храмов, перешли на царскую службу.

Шумерская знать не раз поднимала мятежи против власти Саргона (позднее названного Древним) и его на-следников, но сыновья Саргона, Римуш и Маништушу, уничтожили недовольных, попросту вырезав наиболее могущественные роды знати. Возникло мощное Шумеро-Аккадское царство, просуществовавшее около ста лет, примерно с 2300-х по 2200-е гг. до н. э. Наивысшего подъёма оно достигло при внуке Саргона, Нарам-Сине (2236-2200 гг. до н. э.). Нарам-Син чувствовал себя настолько уверенно, что попытался обожествить личность царя и править страной самостоятельно, без опоры на храмы.

После возникновения Шумеро-Аккадского царства шумеры начали постепенно смешиваться с аккадцами и другими степными народами; одновременно шумерская культура широко распространилась в Междуречье и на много веков пережила создавший её народ.

А.Чернышов  




ШУМЕР, древняя страна в Южном Двуречье (юг современного Ирака). Около 3000 до н. э. на территории Шумера начали складываться города-государства шумеров (Лагаш, Ур, Киш), которые вели между собой борьбу за гегемонию. Завоевания Саргона Древнего (24 в. до н. э.) объединили Шумер под властью Аккада.

Первые поселения в Южном Двуречье стали появляться в 6 тысячелетии до н. э. Откуда в эти земли пришли шумеры, среди которых растворились местные земледельческие общины, до сих пор не выяснено. Их собственные предания говорят о восточном или юго-восточном происхождении. Древнейшим своим поселением они считали Эреду - самый южный из городов Двуречья, ныне городище Абу-Шахрайн. Родиной человечества шумеры называли остров Дильмун, отождествляемый с современным Бахрейном в Персидском заливе.

Шумерский язык продолжает оставаться загадкой, поскольку не удалось установить его родство ни с одной из известных языковых семей. Археологические материалы позволяют предположить, что шумерами были создатели Убайдской культуры на юге Двуречья конца 5 - начала 4 тыс. до н. э. Благодаря возникновению иероглифической письменности, впоследствии утратившей рисуночный характер и трансформировавшейся в клинопись, на рубеже 4-3 тыс. до н. э. имеются доказательства того, что население Нижней Месопотамии было шумерским.

На рубеже 4-3 тыс. до н. э. на этой территории окончательно сложилась система оросительных каналов, просуществовавшая без коренных изменений до середины 2 тыс. до н. э. С сетью главных каналов были связаны основные центры шумерской цивилизации - города-государства, концентрировавшие вокруг себя более мелкие города и поселения. Наиболее значительными среди них были Эшнунна, Сиппар, Куту, Киш, Ниппур, Шуруппак, Урук, Ур, Умма, Лагаш.

С конца 4 тыс. до н. э. существовал культовый союз всех общин Шумера с центром в Ниппуре, где находился один из главных храмов Шумера - храм бога Энлиля. Анализ дошедшего до нас так называемого "Царского списка" - последовательного перечня шумерских династий, правивших с "допотопного времени", позволяет предположить, что со второй четверти 3 тыс. до н. э., то есть с начала Раннединастического периода, главнейшими политическими центрами Шумера были Киш на севере и Ур и Урук на юге.

В "Царском списке" в числе первых полумифических шумерских правителей встречаются имена Энмешарра, Лугальбанды и Гильгамеша - сказания об этих персонажах, записанные в конце 3 тыс. до н. э., дошли до нашего времени. Из них мы знаем, например, о споре Энмешарра с правителем города Аратты, находившегося далеко на востоке. Оба вождя через своих послов загадывали друг другу загадки, и одна из загадок Энмешарра оказалась настолько трудной, что посол не мог ее запомнить и пришлось изобрести письменность.

Гильгамеш

О Гильгамеше рассказывали, что он ходил походом в Сирию на гору Ливан за кедрами, обнес стеной свой родной Урук, побывал в царстве Зиусудры, пережившего великий потоп, получил от него траву бессмертия, которую потерял по дороге домой. Широко известная история о великом потопе впервые встречается именно в шумерских историко-мифологических текстах.

Борьба за объединение

Реальная история Шумера, насколько возможно ее проследить по дошедшим письменным и археологическим источникам, представляет собой постоянную борьбу крупнейших городов-государств за гегемонию в своем регионе. Киш, Лагаш, Ур и Урук вели постоянные войны друг с другом в течение нескольких сотен лет, пока страна не оказалась объединенной под властью Саргона Древнего - основателя великой Аккадской державы, простиравшейся от Сирии до Персидского залива.

Саргон, который согласно преданию из "Царского списка" начинал со службы садовником у царя Киша, судя по имени, был восточным семитом. Свидетельства контактов шумеров с восточносемитскими народами, населявшими Верхнее Двуречье, мы имеем уже со второй четверти 3 тыс. до н. э. В период правления Саргона стал шире входить в употребление аккадский (восточносемитский) язык, однако шумерский еще сохранялся и в быту, и в делопроизводстве. Аккадская держава пала в 22 в. до н. э. под натиском кутиев - племен, пришедших с западной части Иранского нагорья. С ее падением на территории Двуречья вновь начался период междоусобиц.

На последнюю треть 22 в. до н. э. приходится новый расцвет Лагаша, одного из немногих городов-государств, сохранявших относительную независимость от кутиев. Его процветание было связано с правлением Гудеа (ум. ок. 2123 до н. э.) - царя-строителя, при котором влияние Лагаша в Шумере распространилось от Ура до Ниппура. Гудеа возвел неподалеку от Лагаша новый грандиозный храм, сконцентрировав культы Шумера вокруг лагашского бога Нингирсу. До нашего времени дошло множество монументальных стел и статуй Гудеа, испещренных надписями, прославляющими его строительную деятельность.

Ур

В конце 3 тыс. до н. э. центр государственности Шумера переместился в Ур, царям которого удалось вновь объединить все области Нижнего Двуречья. С этим периодом связан последний взлет шумерской культуры. Царство третьей династии Ура представляло собой древневосточную деспотию, во главе которой стоял царь, носивший титул "царь Ура, царь Шумера и Аккада ". Шумерский язык сделался официальным языком царских канцелярий, а население к этому времени уже перешло на аккадский. От этого времени до нас дошли десятки тысяч учетных документов из царских архивов, свидетельствующих об организации централизованного царского хозяйства, которому подчинялись отдельные округа. Сложившийся порядок потребовал создания общегосударственных законов, и они были составлены: самый ранний известный нам свод письменных законов был издан первым царем 3-й династии Ур-Намму (ок. 2112-2094 до н. э.).

В этот же период был упорядочен и систематизирован шумерский пантеон, во главе которого стоял бог Энлиль вместе с 7 или 9 богами, входившими в небесный совет. Тем же богам поклонялись аккадцы, которые к началу 2 тыс. до н.э. уже составляли с шумерами единый народ. В этот же период было создано учение о вечной "царственности", в течение столетий непрерывно передававшейся от одного царя к другому, и это учение легло в основу "Царского списка", составленного, по-видимому, впервые при Ур-Намму.

Падение третьей династии Ура произошло по нескольким причинам: потерпело крах гигантское централизованное хозяйство урских царей, что привело к иссяканию хлебных запасов и голоду в стране, которая в это же время переживала нашествие амореев - западносемитских скотоводческих племен, появившихся на территории Месопотамии на рубеже 3 и 2 тыс. до н. э. В 2004 или 2003 до н. э. Ур был разрушен, и гегемония в Нижней Месопотамии перешла к Иссину, который удерживал ее до последней трети 20 в. до н. э., пока аморей, находившийся на службе у царя Иссина, не захватил власть, объявив себя царем Шумера и Аккада. С этого времени Шумер никогда более не существовал как самостоятельное государство, однако его великие культурные достижения продолжали жить в разных цивилизациях Месопотамии в течение двух последующих тысячелетий. К началу нашей эры древние шумерские города являли собой развалины, постепенно заносимые песком.

Исследования Шумера

Возрождение интереса к истории Древнего мира началось в Европе с эпохи Ренессанса. Несколько столетий потребовалось для того, чтобы вплотную подойти к расшифровке давно забытой шумерской клинописи. Тексты, написанные на шумерском языке, были прочитаны лишь на рубеже 19-20 вв., одновременно начались и археологические раскопки шумерских городов.

В 1889 американская экспедиция приступила к исследованию Ниппура, в 1920-х годах английский археолог сэр Леонард Вулли вел раскопки на территории Ура, чуть позже немецкая археологическая экспедиция исследовала Урук, британские и американские ученые нашли царский дворец и некрополь в Кише, и, наконец, в 1946 археологи Фуад Сафар и Сетон Ллойд под эгидой иракского Управления древностей начали копать в Эриду. Усилиями археологов были открыты огромные храмовые комплексы в Уре, Уруке, Ниппуре, Эриду и других культовых центрах шумерской цивилизации. Освобожденные от песка колоссальные ступенчатые платформы-зиккураты, служившие основаниями для шумерских святилищ, свидетельствуют о том, что шумеры уже в 4 тысячелетии до н. э. положили начало традиции культового строительства на территории Древнего Двуречья. Аналогичный храмовый комплекс, воздвигнутый в Вавилоне спустя столетия после исчезновения шумерской цивилизации, лег в основу знаменитой библейской легенды о Вавилонской башне.

Найденные клинописные архивы донесли около 150 памятников шумерской литературы, среди которых есть мифы, эпические сказания, обрядовые песни, гимны в честь царей, сборники басен, поговорок, споры-диалоги и назидания. Хотя шумерская письменность была изобретена исключительно для хозяйственных нужд, первые письменные литературные памятники появились у шумеров очень рано: среди записей, датируемых 26 в. до н. э. уже есть образцы жанров народной мудрости, культовые тексты и гимны. Шумерская традиция сыграла большую роль в распространении сказаний, составленных в форме спора - жанра, типичного для многих литератур Древнего Востока.

Само изобретение письменности было, несомненно, одним из крупнейших и наиболее значительных достижений шумерской цивилизации. Единственным материалом для письма в Месопотамии была глина, а в качестве орудия для письма шумеры пользовались тростниковой палочкой, которую наклонно слегка вдавливали в мягкую глину. Поскольку конец этой палочки имел трехгранную заточку, верхняя часть линии приобретала вид клинышка. Отсюда и происходит название "клинопись". Шумерское письмо, прошедшее путь от иероглифических, образных знаков-символов до знаков, которыми стали записывать простейшие слоги, оказалось чрезвычайно прогрессивной системой, которую заимствовали и использовали многие народы, говорившие на иных языках. Благодаря этому обстоятельству культурное влияние шумеров на древнем Ближнем Востоке было огромным и на многие столетия пережило их собственную цивилизацию.

М. Соколова



Сам себе доктор
© my-edu, 2008-2013.