Материалы | Шпоры | Тесты | Книги | Софт | Тесты ЕГЭ
 
 
Главная » ИСТОРИЯ » Античность » Античность. Спарта
Шпоры по предметам
Астрономия
Биология
География
История
Математика
Рус. лит.
Укр. лит.
Для вчителів укр.м та л.
Физика
Химия

_


Онлайн тесты по ЕГЭ


библиотеки





Античность. Спарта

СПАРТА (Лакедемон), древнегреческое государство и город на полуострове Пелопоннес, в долине реки Эврот (область Лаконика). Наряду с Афинами самое могущественное государственное образование в Древней Греции. В греческих мифах рассказывается, что предки героя Геракла были из Микен, города на Пелопоннесе. После смерти Геракла его сыновья - Гераклиды, т. е. потомки Геракла - решили вернуть себе Пелопоннес. Согласно воле бога Аполлона, это смогло сделать только третье поколение Гераклидов. После завоевания Пелопоннес был разделен на три части, одна из которых - Лаконика - досталась двум братьям, Проклу и Эврисфену. От них произошли два царских рода - Агиады и Эврипонтиды.

В предании, возможно, отразилась история переселения дорийских племен в конце II тыс. до н. э. на Пелопоннес. Дорийцы постепенно заняли почти весь полуостров, оттеснив или поработив ахейское население. Одним из главных поселений дорийцев была Спарта, возникшая из слияния четырех деревень - об, к которым в качестве пятой обы позднее были присоединены еще несколько поселений. К сер. 8 в. до н. э. жители Спарты подчинили всю Лаконику. Местное ахейское население было превращено в рабов - илотов, дорийцы из других общин - в периэков, свободных, но политически неполноправных людей. Следующим этапом завоевательной политики Спарты было покорение Мессении (к западу от Лаконики). В результате двух Мессенских войн эта область была завоевана, ее население превращено в илотов.

Илоты и периэки

Илоты были самой униженной группой населения Спарты. Они обрабатывали землю спартиатов, поделенную на участки - клеры, и выплачивали хозяевам определенную часть урожая. Илоты считались рабами не отдельных граждан, а всего государства в целом. Они могли заводить семьи и владеть некоторым имуществом. Отношения спартиатов с илотами регулировались законом, а не основывались на произволе непосредственного хозяина. Илоты имели относительную экономическую свободу, т. к. спартиаты, по-видимому, не вмешивались в их хозяйственную деятельность. Их положение было в общем стабильным, среди них встречались даже зажиточные люди.

Положение лаконских и мессенских илотов не было одинаковым. Из числа первых спартиаты брали домашнюю прислугу, в опасной ситуации проводили набор в войско с условием последующего освобождения; на мессенцев был возложен тяжелый налог - половина урожая. Сами спартиаты больше опасались мессенских илотов: они были многочисленнее лаконских, к тому же осознавали свое этническое единство. Обоснованность этих опасений спартиатов показало восстание 464 г. до н. э., длившееся 10 лет и известное как Третья Мессенская война. После подавления восстания спартанцы начали проводить регулярные криптии - репрессии против илотов: ежегодно илотам официально объявлялась война, спартанская молодежь отправлялась ночью за пределы города и убивала встречных илотов; спартиаты регулярно казнили самых физически сильных илотов. Так, во время Пелопоннесской войны в 5 в. до н. э. было одновременно убито около 2 тысяч илотов.

Другой значительной группой населения Лаконики были периэки, свободные жители городов, зависимых от Спарты. Так как спартанские цари считались царями всех лаконцев, в периэкских городах они имели особые участки земли - темены. Царю выплачивался особый "царский" налог. Главной обязанностью периэков была служба в спартанской армии, большую часть которой они составляли уже во время Пелопоннесской войны. Во многих городах стояли спартанские гарнизоны с гармостами во главе, которые надзирали за жизнью города. Периэкские общины были полностью отстранены от участия во внешней политике. Пока Спарта была сильным государством и обеспечивала защиту подчиненным городам, периэки терпели свое неполноправие. Большинство общин сохраняло верность Спарте в тяжелые моменты Третьей Мессенской войны и борьбы с Фивами. От спартанского господства периэкские общины избавились лишь во 2 в. до н. э. благодаря Риму.

Внутренняя организация

Организация внутреннего устройства самой Спарты приписывается ее легендарному правителю Ликургу, реально же складывалась постепенно. Если Ликург и был исторической фигурой, то, вероятнее всего, провел лишь политическую реформу. Верховной властью в государстве обладала апелла - собрание всех граждан. Апелла утверждала или отвергала предложения, выработанные герусией, советом старейшин, состоявшим из 28 выбираемых пожизненно геронтов и двух царей. Геронты, помимо прочего, судили уголовные преступления. Старейшин выбирали из наиболее знатных или отличившихся спартиатов. Цари были судьями, главнокомандующими и верховными жрецами, имели право объявлять войну и заключать мир, в их ведении находилась внешняя политика. Во время войны они имели право жизни и смерти над воинами. В 8 в до н. э. царями Феопомпом и Полидором была учреждена должность эфора. Эфором мог стать любой гражданин сроком на один год. Первоначально пять эфоров занимались судом по гражданским делам в отсутствие царей. Постепенно их власть усилилась, они стали контролировать деятельность герусии и царей - с 6 в. до н. э. они председательствовали на герусии.

Спартиаты называли себя "общиной равных", гомеев. В 30 лет мужчины становились гражданами. Но даже взрослые граждане не могли распоряжаться собой, а должны были подчиняться общим правилам. Граждане были наделены равными участками земли - клерами, которые нельзя было завещать, дарить или продавать. Все спартиаты были обязаны участвовать в общих трапезах - сисситиях. Участники должны были вносить одинаковую сумму денег и продуктов, на трапезах все ели одинаковую пищу. Сисситии поддерживали идею равенства граждан и способствовали их сплочению, были центром общественной жизни, осуществляли контроль над своими членами. Однако прокламируемого равенства не было уже в 8 в. до н. э. Часть спартиатов постепенно теряла свои клеры и, соответственно, полноправие, не могла участвовать в сисситиях. Выделялись богатые семьи, о чем свидетельствует увлечение коневодством, что было признаком большого богатства.

На поддержание системы было направлено особое воспитание спартиатов - агогэ. С семи лет мальчиков забирали у родителей в особые отряды - агелы ("стада") под надзор воспитателей-педономов. Наибольшее внимание уделялось развитию силы, выносливости, храбрости, умения подчиняться и приказывать. Мальчиков также обучали правильной речи (она должна была быть четкой и краткой - лаконичной), чтению и письму, игре на музыкальных инструментах, хоровому пению. Девушек воспитывали в семье, их также обязательно развивали физически.

Юноши с 20 лет начинали военную службу, которая продолжалась до 60 лет. Только удача на военной службе могла прославить спартиата. Лишь имя погибших в бою за отечество могло быть выбито на могильном камне. Каждый спартиат мечтал попасть в отряд трехсот, который в битве сражался рядом с царем. Спартанское войско было единственным профессиональным во всей Греции, т. к. спартанцы не занимались ручным трудом, проводя все время в военных занятиях и охоте.

Борьба за гегемонию

Военная мощь Спарты давала ей возможность активно влиять на ситуацию в Греции. Покорение во второй половине 6 в. до н. э. Аркадии положило начало Пелопоннесскому союзу. Затем в него вступают Коринф, Мегара, Эгина. Спарта, как и Афины, претендовала на роль гегемона Греции. Очень важным было участие Спарты в Греко-персидских войнах, особенно в таких эпизодах, как защита в 480 г. до н.э. Фермопильского прохода тремястами спартанцев и семьюстами добровольцев во главе с царем Леонидом, битва при Платеях 479 г. до н.э., в которой участвовало 10 тыс. лаконских воинов. После Греко-персидских войн обострились отношения между Спартой и Афинами. Спарта опасалась роста могущества Афинского морского союза, к тому же эти государства поддерживали разные формы управления: Спарта - олигархические, Афины - демократические. Противоречия привели к Пелопоннесской войне между двумя могущественными государствами, в которой верх одержала Спарта.

Пелопоннесская война оказала огромное влияние на весь греческий мир и в том числе на Спарту. Так как основные военные действия велись на море, в Спарте появилась новая должность командующего военно-морскими силами - наварх, которую занял Лисандр. Благодаря личным контактам Лисандра и персидского царевича Кира Спарте удалось получить финансовую помощь Персии в исполнение Третьего спартано-персидского договора 411 г. до н. э., согласно которому Персия брала на себя финансирование всех военных расходов Спарты. В Ионии Лисандр создал гетерии - тайные общества, целью которых было свержение демократических режимов и возрождение олигархий. Втайне он обещал поддержать людей, преданных лично ему. Лисандр действовал так ловко, что создал ситуацию, в которой он был незаменим, и был выбран навархом во второй раз вопреки закону.

В ходе Пелопоннесской войны формировалась система взаимоотношений с полисами, находившимися под влиянием Спарты. В городах, попавших под контроль Спарты, ставился военный гарнизон во главе с гармостом. После победы в войне перед Спартой встала проблема как поступить с греческими городами - бывшими союзниками Афин. Все полномочия по созданию послевоенного устройства были даны Лисандру. Он попытался закрепить успехи Спарты насаждением декархий. Декархией называлась такая форма правления, при которой власть была сосредоточена в руках десяти человек. Хотя формально она считалась олигархией, по сути была ближе к тирании. Преследуя далеко идущие цели, Лисандр делал декархами преданных ему людей. Власть Лисандра была столь велика, что в некоторых полисах его начали почитать как бога и воздвигать ему алтари.

Спартанская гегемония

Усиление Лисандра обеспокоило правящие круги Спарты, и он был устранен с ведущих позиций. Декархии были ликвидированы. Однако Лисандр продолжал участвовать в большой политике. При его поддержке царем стал Агесилай. Вместе с ним Лисандр отправился в Малую Азию на войну с Персией; перед отправлением Агесилай, уподобляя себя Агамемнону, собирающемуся отплыть в Трою, принес жертву в Авлоне. Однако вскоре они рассорились, Лисандр был вынужден вернуться в Спарту. Впоследствии он активно выступал за войну с Фивами, в которой и погиб. После гибели Лисандра стали известны его планы по реформированию царской власти. Он предполагал сделать ее выборной, доступной каждому спартиату, чтобы иметь возможность самому стать царем. С этой целью он пытался подкупить оракулов в Дельфах, Додоне и даже в египетском Аммоне. Потерпев в этом неудачу, он создал тайную организацию - "большую гетерию" для переворота.

Лидером противников политики Лисандра был царь Павсаний. Он сумел изменить грубую политику по отношению к греческим полисам, прежде всего Афинам, где при его содействии была ликвидирована власть тридцати тиранов. В своей деятельности он, судя по поддержке эфоров, пользовался одобрением большинства спартиатов. Во внутриспартанских делах он ратовал за возврат к ликурговым порядкам, в частности, выступал против присутствия золота и серебра в Спарте, которое было туда допущено при Лисандре. За мягкое отношение к Афинам Павсания дважды безуспешно пытались осудить. Павсаний также вынашивал планы реорганизации политической системы. Они предполагали существование одного царя и подчинение ему эфоров. В итоге от противостояния Павсания и Лисандра выиграл Агесилай, стремившийся проводить внешнюю политику Лисандра и внутреннюю Павсания. В правление этого царя стало ясно, что Спарта вступила в полосу кризиса. Победа в Пелопоннесской войне была и высшей точкой спартанского могущества, и, вместе с тем, началом его гибели. Причина кроется в том, что спартанцы не смогли изобрести других средств гегемонии, кроме хорошо известных им военных, силовых.

После войны, когда приток персидского золота прекратился, для поддержания созданной системы Спарта ввела, по образцу Афинского морского союза, союзную кассу и обязала подчиненные полисы вносить в нее определенную сумму - форос, который на самом деле поступал непосредственно в спартанскую казну. Чинимое гармостами и дикархами насилие вызывало протест греческих городов. Вскоре Спарте пришлось вступить в борьбу с Беотийским союзом во главе с Фивами. Решающее сражение произошло в 371 г. до н. э. при Левктрах, в котором спартанское войско потерпело поражение. В результате этой войны от спартанского господства была освобождена Мессения. Затем от Спарты отложилась Аркадия с главным городом Мегалополем. Позднее в 4 в. до н. э. Спарта потерпела поражение в борьбе с Македонией, потеряло ряд территорий, но тем не менее сохранила свою независимость.

Против всех

После распада державы Александра Македонского Спарта продолжала конфликтовать с Македонией и своими старыми противниками - Мессенией, Аргосом, Мегалополем. В 3 в. до н.э. ей пришлось считаться с мощным Ахейским союзом. Упадок внешнего могущества Спарты во многом объясняется внутренними причинами - прежде всего кризисом "общины равных". В течение 5 и 4 вв. до н.э. благодаря закону Эпитадея о разрешении продавать клеры значительная часть земель сосредоточилась в руках у немногих богатых семей, так что количество полноправных граждан сократилось в несколько раз. Приходилось даже освобождать и вооружать для военной службы илотов, образовавших новую группу населения - неодамодов. Сказалось поступление в Спарту огромных денежных средств в виде добычи, персидской помощи, взяток спартанским должностным лицам.

Сисситии богачей стали роскошными и обильными, большинство спартиатов не могло более в них участвовать. Обедневшие спартиаты назывались гипомейонами, то есть "меньшими". Они либо занимаются трудом, что было непозволительно полноправному гражданину, либо поступают в наемные войска. Эти люди стремились изменить свое положение к лучшему и представляли подходящую среду для заговоров, о чем свидетельствует раскрытый в 399 г. до н. э. заговор Кинадона. Коллегия эфоров по мере сужения круга полноправных граждан становится олигархическим органом. В борьбе с царями, которые опирались на недовольные группы населения, эфоры приобретали все большую власть. Они вмешивались во внешнюю политику, распоряжались казной, жестко контролировали деятельность царей, присваивали себе право мира и войны.

За проведение реформ в интересах обедневшего большинства взялись спартанские цари, выдвинув лозунг возврата к ликурговым порядкам. Агис IV предполагал устроить передел земли, с тем чтобы создать 4500 спартанских клеров, увеличить число граждан за счет периэков и иностранцев. После убийства Агиса его дело продолжил Клеомен III. Он вступил в борьбу с Македонией и Ахейским союзом, в войне с которым погиб. После череды правителей, воевавших со старыми врагами Спарты при поддержке Рима, престол захватил Набис. Он изгнал или убил многих знатных и богатых спартиатов, а их земли и имущество поделил между бедняками и наемниками. Он также освобождал и наделял землей илотов. Во внешней борьбе Набис опирался на союз с Римом. Но после того, как римляне покончили с гегемонией Македонии, между ними и Набисом возник конфликт, в котором спартанец потерпел поражение. Он продолжил борьбу в союзе с сирийским царем Антиохом. В 192 г. до н. э. Набис был убит, а Спарта присоединена к Ахейскому союзу. Когда спартиаты вновь не поладили с ахейцами, римляне использовали это как повод и, победив ахейцев, подчинили всю Грецию. Спарта утеряла свое значение и стала рядовым городом в составе провинции Ахайя, хоть и получила статус союзника Рима.



Г. Александренков




Спарта (Лакония, Лакедемон) - одно из самых известных и могущественных государств Древней Греции, славное своей армией, никогда не отступавшей перед врагом. Идеальный полис, Спарта была государством, которое не знало смут и гражданских распрей.

В этой удивительной стране не было ни богатых, ни бедных, поэтому спартанцы называли себя "общиной равных". Хотя о грозной Спарте знали буквально во всех уголках Древней Греции, мало кто мог похвастаться, что бывал на земле Лакедемона и хорошо знает жизнь и обычаи этой страны. Спартанцы (спартиаты) окутали своё государство покровом тайны, не разрешая ни чужеземцам приезжать к ним, ни своим гражданам покидать рубежи общины. Даже купцы не привозили товаров в Спарту - спартанцы ничего не покупали и не продавали.

Хотя сами спартанцы не оставили описания своих законов и государственного строя, многие древнегреческие мыслители пытались разгадать причину прочности гражданского согласия и военной мощи Спарты. Особенно усилилось их внимание к этому государству после победы Спарты над Афинами в Пелопоннесской войне (431-405 гг. до н. э.). Но поскольку античные писатели наблюдали жизнь Спарты со стороны или жили через много столетий после того, как возникла "община равных", многие современные учёные с недоверием относятся к их сообщениям. Поэтому некоторые проблемы истории Спарты до сих пор вызывают споры у историков. Например, чем был обусловлен спартанский образ жизни, когда возникло это государство, столь непохожее на другие греческие полисы?

Создателем Спартанского государства древние греки считали законодателя Ликурга. Писатель и историк Плутарх, автор жизнеописаний выдающихся греков и римлян, начиная рассказ о жизни и реформах Ликурга, предупреждает читателей, что ничего строго достоверного сообщить о них невозможно. Тем не менее он не сомневается в том, что этот политический деятель был исторической личностью. Большинство современных учёных считают Ликурга легендарной (никогда не существовавшей) личностью, а удивительный государственный строй Спарты - следствием сохранения в нём примитивных догосударственных форм человеческого общежития. Другие историки, соглашаясь с тем, что Ликург - фигура вымышленная, не отрицают полностью предания о возникновении Спартанского государства в результате переворота после долгих смут в первой половине VI в. до н. э. Есть и третья группа учёных, считающих, что у историков нет серьёзных оснований для полного недоверия к сообщениям античных писателей. В биографии Ликурга, считают они, нет ничего фантастического, а проведение в Спарте реформ на два века раньше, чем в других районах Балканской Греции, объясняется сложной ситуацией, сложившейся в Лаконии. Основавшие Спартанское государство дорийцы пришли сюда как завоеватели и, чтобы удерживать в повиновении порабощённое ими местное ахейское население, нуждались в ускоренном создании необходимых для этого учреждений.

Согласно Плутарху и другим древним авторам, время жизни Ликурга приходится примерно на первую половину VII в. до н. э.

Это было время смут и беззаконий. Ликург происходил из царского рода и после гибели отца от удара ножом и смерти старшего брата стал царём, но правил всего восемь месяцев. Уступив власть своему племяннику, он покинул Спарту. Путешествуя по Криту, Египту и греческим полисам на побережье Малой Азии, Ликург изучал законы и образ жизни людей и мечтал, вернувшись на родину, полностью изменить строй своей общины и установить такие законы, которые навсегда прекратили бы вражду между спартанцами. Перед возвращением в Спарту Ликург отправился в Дельфы, где находился храм бога Аполлона с оракулом (прорицателем). В те времена ни одно важное для всего государства решение не принималось без обращения за советом к жрецам бога Аполлона Дельфийского. Жрица-прорицательница (пифия) передавала обращающимся за советом предсказания, которые ей якобы сообщало само божество. Пифия назвала Ликурга "боголюбезным" и сказала, что Аполлон обещает дать Спарте самые лучшие законы.

Как рассказывает Плутарх, вернувшись из Дельф, Ликург вместе с тридцатью верными ему знатными гражданами приступил к осуществлению своего замысла. Он приказал друзьям вооружиться и выйти на площадь, чтобы запугать врагов и заставить всех подчиниться новым законам. Установление новых порядков, видимо, вызывало недовольство и сопротивление части богатых и знатных граждан. Однажды они окружили законодателя и, злобно крича, забросали камнями. Ликург бежал, но один из преследователей выбил ему палкой глаз.

По легенде, завершив реформы, Ликург собрал народ и, взяв с него клятву ничего не менять из установленных им порядков до его возвращения, снова отправился в Дельфы. В Дельфах он получил через оракула одобрение проведённым законам. Отправив это прорицание в Спарту, он сам решил больше туда не возвращаться, чтобы не освобождать народ от данной ему клятвы, и уморил себя голодом.

Установленные Ликургом порядки вызывали восхищение одних, осуждение и критику других. Одной из первых реформ Ликурга была организация управления гражданской общиной. Античные писатели утверждают, что Ликургом был создан совет старейшин (герусия) из 28 человек. Старейшины (геронты) - не моложе 60 лет - избирались народным собранием граждан (апеллой). В герусию входили и два царя, одной из главных обязанностей которых было командование армией на войне. Апелла первоначально, видимо, имела большую силу и решала все важнейшие вопросы в жизни общины. Со временем власть в государстве перешла в руки эфоров.

В VIII в. до н. э. в Спарте, как и в других греческих полисах, возникла острая нехватка земли. Спартанцы решили эту проблему, завоевав соседнюю область Мессению, а её жителей обратили в рабство. Завоёванная земля и порабощённое население были объявлены собственностью всех граждан Спарты. И система управления, и верховная собственность всех граждан на землю - всё это ничем не отличало Спарту от других греческих полисов. Как и всюду в государствах Древней Греции, здесь действовал принцип: сообща владеем, сообща управляем, сообща защищаем. Но в Спарте он был проведён в жизнь с такой последовательностью, что это превратило её в нечто уродливое, в "исторический курьёз", по определению некоторых историков.

Причиной этого была особая форма рабства, возникшая в Древней Спарте. В большинстве греческих полисов рабов привозили из дальних стран. Оторванные от родных очагов, разной национальности, они были разобщены и им было трудно договориться друг с другом и поднять мятеж против своих господ. Обращённое же в рабов (илотов) население Лаконики и Мессении оставалось жить там, где жили и их предки. Они вели самостоятельное хозяйство, имели имущество и семью. Своим хозяевам они платили подать (апофору), оставшейся же частью продуктов могли распоряжаться по своему усмотрению. Это создавало благоприятные условия для восстаний, которые илоты, во много раз превосходящие по численности своих господ, поднимали довольно часто.

Чтобы добиться согласия и мира, Ликург решил навсегда искоренить богатство и бедность в государстве. Всю землю, которой владела община, он поделил на примерно равные участки (клеры). 9 тыс. клеров получили спартанцы - по числу семей, 30 тыс. было отдано периэкам - жителям окрестных мест. Периэки были свободными людьми, но не входили в число полноправных граждан. Полученную землю нельзя было ни продавать, ни дарить. Обрабатывали её илоты, а периэки занимались ремеслом. Спартиаты же всякий труд, кроме военного дела, считали для себя позорным. Получив возможность довольно безбедно жить за счёт труда илотов, они превратились в воинов-профессионалов. Вся их повседневная жизнь стала постоянной и изнурительной подготовкой к войне.

Для сохранения всеобщего равенства Ликург запретил употреблять в Спарте золотые и серебряные монеты, которыми пользовались во всей Греции, и ввёл железные деньги, настолько тяжёлые, что даже для небольшой суммы требовалась целая повозка. На эти деньги можно было купить только то, что производилось в самой Спарте, периэкам же было строжайше запрещено производить предметы роскоши, разрешалось изготовлять только простую посуду и одежду, оружие для спартиатов. Все спартанцы, от царя до простого гражданина, должны были жить в совершенно одинаковых условиях. Специальными предписаниями указывалось, какие можно строить дома, какую одежду носить, и даже еда должна была быть у всех одинаковой. Спартанские граждане не знали покоя домашней жизни, не могли по своему усмотрению распоряжаться своим временем. Вся их жизнь от рождения и до смерти проходила под неусыпным контролем. Спартанец вступал в брак, когда ему разрешала община, но молодые женатые мужчины ещё долгое время жили отдельно от своих семей. Даже дети не принадлежали родителям. Новорождённого младенца отец приносил в лесху, где заседали старейшины. Ребёнка внимательно осматривали, и если находили больным и хилым, то отправляли к Апотетам (обрыв на горном хребте Тайгет) и там оставляли умирать.

С семи лет мальчиков отбирали у родителей и воспитывали в отрядах (агелах). Суровая система воспитания была направлена на то, чтобы они выросли сильными, послушными и бесстрашными. Детей учили читать и писать, приучали подолгу молчать и говорить кратко и чётко (лаконично). Взрослые, наблюдая за детьми, нарочно их ссорили, вызывая драку, и следили, кто в драке ловчее и смелее. На год мальчикам выдавали только одно платье, мыться разрешали только несколько раз в год. Кормили детей скудно, приучали к воровству, но если кто-то попадался, то били нещадно, не за кражу, а за неловкость.

Возмужавших юношей после 16 лет подвергали очень суровому испытанию у алтаря богини Артемиды. Юношей жестоко бичевали, они же при этом должны были молчать. Некоторые не выдерживали испытания и умирали. Ещё одним испытанием для юношей были криптии - тайные войны против илотов, которые время от времени объявляли эфоры. Днём молодые спартанцы прятались в укромных уголках, а ночью выходили охотиться на илотов, убивая самых крепких мужчин, что позволяло держать илотов в постоянном страхе.

Воля законодателя и постоянная угроза со стороны илотов создали необычайно сплочённую гражданскую общину, не знавшую внутренних смут на протяжении нескольких столетий. Но спартанцы заплатили за это дорогую цену. Суровая дисциплина, военизация всех сторон жизни привели к духовному оскудению народа, экономической отсталости Спарты по сравнению с другими греческими полисами. Она не дала мировой культуре ни одного философа, поэта, оратора, скульптора или художника. Всё, что смогла создать Спарта, - это сильная армия. Безграничное право эфоров контролировать все стороны жизни общины сделало их власть, по определению Аристотеля, "близкой к тирании". Постепенно Спарта превратилась в оплот политической реакции для всей Греции.

Спартанцы сознательно проводили политику изоляции своей общины от внешнего мира. Она была направлена на то, чтобы чужие нравы и обычаи не могли проникнуть в "общину равных", но главная причина заключалась в том, что постоянная угроза восстаний илотов требовала мобилизации всех сил. Спарта не могла надолго и далеко уводить свою армию за пределы Пелопоннеса, поэтому в моменты большой опасности для всего эллинского мира она часто руководствовалась сугубо эгоистическими интересами. Это сказалось уже в период греко-персидских войн, когда Спарта готова была уступить иранцам (персам) большую часть Балканской Греции и греческие города на побережье Малой Азии. Взамен она предлагала всем желающим переселиться на территорию Пелопоннеса, готовая защищать его рубежи до последнего вздоха.

Жажда господства над всей Грецией привела Спарту к войне с богатыми и процветающими Афинами. Она вышла победительницей из Пелопоннесской войны, но ценой предательства интересов Эллады: получив помощь от Ирана, она превратилась в иранского надсмотрщика для эллинов. Война вывела Спарту из состояния искусственной изоляции, победа принесла богатство и деньги, и "община равных" вступила в полосу смут, как и все другие греческие полисы.




Спартанцы умели обидчиков поставить на место, не прибегая к физической расправе над ними. Однажды в Спарту прибыли жители греческого города Клазомены. Среди них оказались озорники, вымазавшие сажей кресла, в которых сидели правители Спарты - эфоры. Те не показали своего гнева, а издали указ, который был на следующее утро объявлен по всей стране: "Клазоменцам разрешается вести себя непристойно".

***

Мудрость спартанцев помогала им найти выход из самых сложных обстоятельств. Когда они получили приказ Александра Македонского, объявлявший о его божественном происхождении, то постановили: "Если Александру угодно быть богом, пусть будет". Истинно по-спартански посмеялись они над претензиями гордого македонца

***

Свободолюбие спартанцев лучше всего сознавали их цари. Один из них - Антигон, заметив в своём сыне гордость и пренебрежение к подданным, сказал ему: "Оставь свои замашки. Разве ты не знаешь, что наша с тобой власть - почётное рабство?"

***

Спартанцы издали закон, ограничивающий покупку съестных припасов, регламентирующий их количество и качество.

***

В 362 г. до н. э. фиванцы под командованием Эпаминонда напали на Спарту. Один мальчик-спартанец убежал из дома на поле боя и вместе со взрослыми отражал наступление врагов. Когда спартанцы победили, они наградили маленького героя венком за проявленную доблесть, но присудили к большому денежному штрафу за то, что он принял участие в сражении до положенного возраста и сражался, не имея положенного спартанцу вооружения и облачения.

***

Воспитание детей считалось в Спарте одной из главных общественных обязанностей гражданина. Спартанец, имевший трёх сыновей, освобождался от несения сторожевой службы, а отец пятерых - от всех существовавших повинностей.

***

Однажды в Спарту прибыл посол с острова Хиос - гордый и чванливый, облачённый в пышные одежды и выкрасивший волосы, чтобы скрыть седину. Не успел он начать речь, как поднялся с места один из спартанцев и, обращаясь к присутствующим согражданам, сказал: "Что путного может сказать этот человек, если у него обман не только в сердце, но и на голове?"

***

Одного спартанского юношу, за бесценок купившего землю, предали суду. В обвинении говорилось, что он слишком молод, а уже соблазнился выгодой, а корысть - это враг каждого жителя Спарты.

***

Женщины Спарты, у которых погибли сыновья, шли на поле битвы и смотрели, куда они были ранены - а грудь или спину. Если в грудь, то женщины с гордостью смотрели на окружающих и с почётом хоронили своих детей в отчих гробницах. Если же видели, что раны на спине, то, рыдая от стыда, спешили скрыться с поля боя, предоставляя хоронить мёртвых другим.

***

Алкивиад утверждал, что нет ничего удивительного в присущем спартанцам равнодушии к смерти, так как, стремясь- избавиться от своей законом предписываемой тяжёлой жизни, они готовы поменять её тяготы даже на смерть.

***

В Спарте существовал закон, согласно которому никто не должен был носить одежду неподобающего цвета и быть полнее, чем это необходимо. По этому закону все юноши до двадцати лет, не достигшие ещё гражданских прав, должны были каждые десять дней показываться эфорам - членам выборной коллегии из пяти человек с очень широкими политическими и судебными полномочиями. Если юноши были крепки и сильны, то удостаивались похвалы, а если у них обнаруживали следы дряблости и рыхлости, то били их палками, приговаривая, что их вид позорит Спарту и её законы.

***

Существовало предсказание, согласно которому Спарта будет сильным и могущественным государством, если будет следовать законам Ликурга, предписывающим строгость и простоту образа жизни, останется недоступной для золота и серебра. Когда после войны с Афинами воины привезли деньги, то таким образом соблазнили жителей Спарты отступиться от воли богов, и их доблесть постепенно угасла.

***

В Спарте никому не разрешалось жить так, как он хочет: точно в военном лагере, все в городе подчинялись строго установленным порядкам и делали то из полезных для государства дел, какое им было назначено. Считая себя принадлежащими не себе самим, но отечеству, спартанцы, если у них не было других поручений, либо наблюдали за детьми и учили их чему-нибудь, либо сами учились у стариков. Ведь одним из благ и преимуществ, которые доставил согражданам Ликург, было изобилие досуга. Заниматься ремеслом спартанцам было строго-настрого запрещено, а в погоне за наживой, требующей бесконечных трудов и хлопот, не стало никакой надобности, поскольку богатство утратило всю свою ценность и притягательную силу. Землю их возделывали илоты, внося незначительную подать. Один спартанец, находясь в Афинах и услышав, что кого-то осудили за праздность и осуждённый возвращается в глубоком унынии, сопровождаемый друзьями, тоже опечаленными и огорчёнными, просил окружающих показать ему человека, которому свободу вменили в преступление. Вот до какой степени низким и рабским считали они всякий ручной труд, всякие заботы, сопряжённые с наживой! (Плутарх. Ликург, XXIV.)

***

Аристотель сообщает: Ликург не верил в то, что царей можно сделать совершенными людьми. Поэтому вместе с царями, когда они покидали страну, посылали в качестве сопровождающих лиц их личных врагов и считали спасением для государства, когда между царями происходили распри (Аристотель. Политика, 11,6, 14-23).

И.Портнягина  




Сам себе доктор
© my-edu, 2008-2013.