www.my-edu.ru

Шпаргалки для учеников:
 ·  БИОЛОГИЯ
 ·  ИСТОРИЯ:
 ··  Мифология
 ··  Всемирная история
 ··  Древний Восток
 ··  Античность
 ··  Средние века
 ·  МАТЕМАТИКА
 ·  РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УКРАИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УЧИТЕЛЯМ
Методические материалы для учителей:
· Администрирование школы
· Биология
· Внеклассная работа
· География
· Иностранные языки
· Информатика
· История
· Классное руководство
· Математика
· Музыка
· Начальная школа
· ОБЖ
· Общая педагогика
· Работа с родителями
· Русская литература
· Русский язык
· Социальная педагогика
· Спорт и здоровье
· Технологии
· Украинская литература
· Физика
· Экология

  Онлайн тесты по ЕГЭ


Кочевники Центральной Азии

По целым неделям кряду перед глазами "путника являются одни и те же образы: то неоглядные равнины, отливающие желтоватым цветом иссохшей прошлогодней травы, то черноватые, обвеянные ветром и временем гряды скал, то пологие холмы, на вершинах которых иногда рисуется силуэт быстроногой антилопы". Так написал человек, совершивший путешествие по просторам Центральной Азии.

Картина, что и говорить, безотрадная. Однако подобное впечатление обманчиво. Эти земли - родина многих народов древности. Отсюда на протяжении веков, как из волшебной кузницы, появлялись, сменяя друг друга, воинственные богатыри-кочевники, создававшие союзы и государства, которые играли значительные роли в судьбах Востока и Запада.

В начале I тыс. до н. э.. в степях Евразии появились племена кочевников-скотоводов. Неторопливо передвигаясь со стадами скота и табунами коней, они заселяли и обживали огромные территории от Причерноморья до Центральной Азии. Быт и нравы резко отличали их от народов земледельческих районов. Много позже, когда в Европе и Азии уже возникли могущественные государства, жизнь кочевников, казалось, оставалась неизменной. Римский историк Аммиан Марцеллин писал о них: "Все они... кочуют по разным местам, как будто вечные беглецы, с кибитками, в которых они проводят жизнь. Здесь жёны ткут им жалкую одежду, спят с мужьями, рожают детей и кормят их до возмужалости. Никто не может ответить на вопрос, где его родина: он зачат в одном месте, рождён далеко оттуда, вскормлен ещё дальше. Кочуя по горам и лесам, они с колыбели приучаются переносить голод, холод и жажду".

Историк отметил характерную для жизни обитателей степи верность традициям кочевой жизни, её неписаным законам. Так, при столкновениях с соседями мужчины вооружались луками, стрелами, избирали командира и отправлялись в поход, оставляя хозяйство на женщин. Нарушение воинской дисциплины или, например, обнажение оружия против ближнего каралось смертной казнью. За мелкие нарушения провинившегося метили, делая порезы на лице.

Каждый человек знал, к какому роду-племени он принадлежит и где находятся места его родных кочевий, был уверен: случись несчастье, приди болезнь или старость - сородичи не бросят несчастного одного, всегда найдут для него пищу и кров.

Суровая жизнь требовала сплочения под руководством самых опытных, пользовавшихся беспрекословным авторитетом людей - старейшин. Они, например, определяли, где будет пасти свой скот та или иная семья. Только по представлениям непосвящённых, кочевники беспорядочно блуждают вслед за стадами. Их маршруты и участки строго определены природой и старейшинами: весной - в горы, на летние пастбища, где изобилие альпийских трав и прозрачная вода озёр и рек, берущих начало на снежных вершинах; зимой - в защищённые от ветра и снежных заносов низины, где до весны сохраняется засохшая на корню трава - подножный корм для скота. И так из года в год, из столетия в столетие.

В V-IV вв. до н. э.. в Центральной Азии доминировали два племенных союза - хунны и дунху. К III в. до н. э.. полновластными хозяевами степей, гор и речных долин стали хунны. Огромные стада коров, овец, коз, табуны быстроногих коней были главным богатством степняков-кочевников. Скот давал мясо, молоко, масло, шкуры, кожу, шерсть для тканей, войлок, то есть всё необходимое для жизни - пищу, одежду, обувь, материалы для жилищ. На деревянных телегах, запряжённых быками, хунны беспрепятственно передвигались за стадами. Они умели делать кожаную, костяную и глиняную посуду, обрабатывать металлы, изготавливать орудия и оружие, а также украшения из золота и серебра. Они даже выращивали просо и пекли из него хлеб, в недостаточном, правда, количестве. Не хватало кочевникам и тканей. Впрочем, то и другое они выменивали или отнимали у соседей.

В мирное время племена хуннов находились под управлением старейшин 24 родов. На период военных действий хунны формировали боевые отряды, и вся власть сосредоточивалась в руках шаньюя, которого избирал совет старейшин.

Когда в 209 г. до н. э.. шаньюем стал Модэ, он хитростью и жестокостью принудил соплеменников к безоговорочному подчинению. Временная военная должность была превращена им в титул верховного властителя. Престол шаньюя стал передаваться по наследству. Модэ оставил за собою управление центром своих владений, а восточные и западные территории передал назначенным из близких родственников чжуки-князю и лули-князю.

Войско Модэ не ведало поражений. На поле боя его составляли три отряда - центр и два крыла, каждый из которых знал свою задачу. Дисциплина была железной: за проступок одного рубили головы многим. За короткое время хуннам удалось завоевать и присоединить соседние племена и народы. Границы владений Модэ на севере достигали озера Байкал, на западе - Восточного Туркестана, на востоке - реки Ляохэ, а на юге подступали к землям Китая.

Хунны стали подлинным бедствием для китайской династии Хань. Кочевников не могли остановить ни плетённые из ивняка заслоны, ни глубокие рвы, ни крепостные стены. При их приближении население, бросая скот и пожитки, стремилось укрыться за стенами укреплений, а воины получали строгий приказ: оборонять крепости изнутри, ни в коем случае не ввязываясь в рукопашную схватку или погоню. Китайские военачальники уже имели горький опыт борьбы с кочевниками: хунны нападали малыми силами, выманивая китайцев из-под защиты крепостных стен, и, притворно обращаясь в бегство, завлекали преследователей в расположение своих основных сил. Даже Великая китайская стена, это монументальное и очень дорогостоящее сооружение, оказалась бесполезной, не способной защитить своих строителей. Воинов Поднебесной империи не хватало для её обороны, а ведь кто-то должен был ещё сражаться с хуннами и ловить перебежчиков...

Признавая могущество хуннов, Китай пытался добиться благосклонности их правителей. Когда Модэ послал китайскому императору верблюда, двух верховых лошадей и две конские упряжки четвернёй, то в качестве ответного дара получил вышитый халат, парчовый халат, золотой венчик для волос, отделанный золотом пояс с пряжкой из кости носорога и десять кусков шёлка. В 162 г. до н. э.. император Сяо Вэнь-ди направил Лаошань-Гиюю, сыну Модэ, послание, в котором писал: "Хань и Хунну суть два смежных и равных государства". Но хуннов это не удовлетворяло. Они хотели получать из Китая хлеб, ткани, изделия из металлов и предметы роскоши в обмен на скот, лошадей, шерсть, шкуры, кожи, войлок. Войны не прекращались.

Однако незаметно государство хуннов приходило в упадок, и в 57-55 гг. до н. э.. распалось на две части. Во главе южных хуннов встал шаньюй Хуханье, признавший "покровительство" Китая, а северные хунны под началом его брата шаньюя Чжи-чжи, вступив в союз со среднеазиатскими племенами, откочевали на запад. Они вели длительную кровопролитную борьбу с воинственными племенами ухуань и сяньби, а также с южными сородичами, за которыми стоял Китай. В 93 г. н. э.. союз северных хуннов прекратил своё существование. Государство южных хуннов сумело сохранить себя до конца IV в.

Уцелевшие от разгрома хунны покинули родину и постепенно двигались на запад, смешиваясь с местным населением. В V в. их потомки, почти забывшие славное прошлое своих предков и мало напоминавшие их внешне, но не утратившие бойцовских качеств, предстали вдруг перед изумлённой Европой. Под предводительством Аттилы они нанесли сокрушительный удар Римской империи.

Это была последняя победа неукротимых хуннов. После смерти Аттилы они исчезают с исторической арены.

В то время, когда хунны ещё наводили ужас на соседей, среди подвластных им народов всё большую силу незаметно приобретали сяньби - племена охотников и скотоводов. Они пасли скот, охотились, умели выращивать хлеб. Их сыновья постигали военную науку на службе в коннице хуннов.

Началом их могущества стал 93 год. Вместе с другими родственными племенами они громили тогда кочевья ослабевших северных хуннов, добивая их умирающее государство. Но подлинный их взлёт совпал с приходом к власти Таньшихуая (141 -181) - основателя государства сяньби. Он подчинил себе земли, ранее принадлежавшие хуннам, а затем, повторяя их путь, возобновил набеги на северные провинции Китая. Напрасно китайцы пытались утихомирить воинственных соседей, соблазняя их почётными титулами и богатыми подарками. Они даже предлагали союзы "родства и мира", отдавая в жёны правителям сяньби девушек из императорского дома. Кочевники брали и женщин, и подарки, но набеги не прекращали.

Но чем успешнее были их походы, а награбленная добыча - богаче, тем самоувереннее вела себя военная знать. Каждый хотел стать независимым правителем. Это разъединение привело к тому, что в середине III в. их государство перестало существовать, а роды и племена некогда могущественных сяньби продолжали истреблять друг друга.

Из-за непрекращавшейся кровавой междоусобицы они не успели даже заметить, как постепенно набрали силу два ранее подвластных им племени - муюн и тоба. Те быстро расправились с вчерашними угнетателями и основали собственное государство Тоба-Вэй, куда вошли северные и центральные земли Китая.

По истечении 26 лет правители Тоба-Вэй почувствовали, что у них появился сильный и безжалостный противник - народ жужани. Во главе его стоял человек по имени Югюлюй. Когда-то он служил в коннице сяньби и за совершённые проступки был приговорён к смертной казни. Ему удалось бежать в степи, где к нему присоединялись такие же беглецы, преступники, нищие. Их становилось всё больше. Они подчинили себе раз-розненные местные племена, до поры до времени платя дань дому Вэй.

В 402 г. жужани провозгласили своего предводителя каганом. Он повёл войска на завоевание земель и народов. Самым сильным противником жужаней было государство Тоба-Вэй. Их напряжённое противостояние часто сменялось кровопролитными столкновениями.

Плодами военных побед жужани не всегда могли воспользоваться. В самом каганате было неспокойно - разгорелась междоусобица знати. За время с 402 по 445 г. сменилось шесть каганов, ставших жертвами при-дворных заговоров и покушений.

Бунтовали и стремились отделиться покорённые племена. Раздираемое противоречиями государство напрягало последние силы, и, когда восстали объединившиеся для борьбы тюркские племена, возможностей наказать их у жужаней не оказалось. В 552 г. каган Анахуань, проиграв последнюю битву, покончил жизнь самоубийством. Через три года от былого могущества государства жужаней не осталось и следа.

Покорив жужаней, тюрки начали активно расширять свои владения. Они захватывали новые земли, получали с их населения разнообразную дань. Установили они и контроль над торговыми путями, по которым шли караваны с Востока на Запад.

Тюрки во главе со своим каганом настолько усилились, что с ними приходилось считаться всем соседям. Например, китайские государства Северное Ци и Северное Чжоу платили кочевникам огромную дань. Чжоу ежегодно отправляло кагану более ста тысяч рулонов шёлка. Тюрки, однако, этим не довольствовались и постоянно вмешивались во внутренние дела Китая. При их поддержке в 618 г. там пришла к власти новая династия Тан.

Тюрки, повторяя печальный опыт других народов, не смогли избежать внутренних противоречий. Борьба военной аристократии за власть привела в конце VI в. к разделению каганата на восточную и западную части. Пока тюрки продолжали споры, танский Китай воспользовался ситуацией и в 630 г. практически полностью разгромил каганат. Только через 50 лет после поражения тюрки смогли собраться с силами и начать всё сначала.

В 80-х гг. VII в. тюрки объединились под началом Кутулуга, за которым стояли власть и сила одного из знатнейших родов, и начали отвоёвывать свои бывшие владения. Современники прозвали Кутулуга "Эльтерес" - "Объединитель народов". Его дело продолжили брат Мочжо и сыновья Бильгэ-Могилян и Куль-Тегин. На небольшой срок им удалось добиться былого могущества, но уже в 745 г., когда не стало этих отважных воинов и дипломатов, не стало и Восточно-тюркского каганата. Последний сокрушительный удар тюркам нанесли под предводительством хана Пейло восставшие уйгуры. Подлинного могущества уйгуры добились при его сыне Моюнчуре (746-759 гг.). Под его руководством уйгуры не только присоединили владения тюрок, но неуклонно продвигались на территорию Китая, не имевшего сил противостоять неприяте-лю. Но прошло всего сто лет, и уже сами уйгуры стали жертвами киргизских племён, живших на северо-западе их владений, в Минусинской низине на Енисее, и создавших своё, Киргизское ханство. Часть уйгуров подчинилась киргизам, другая, не желавшая терять независимость, - ушла в Восточный Туркестан и Джунгарию и образовала там своё государство.

А киргизы, их победители, через некоторое время сами оказались жертвами своих подданных - киданей. Время военных побед для них настало, когда к власти пришли вожди из рода Елюй. Один из них, Елюй Амбагянь, занял ханский престол и, опираясь на преданных воинов, отказался оставить его по прошествии срока, на который был избран старейшинами. Он процарствовал девять лет и предпринял столь успешные военные походы на соседние народы и государства, что оказался владетелем огромных территорий. Его наследники провозгласили себя правителями династии Ляо. Она просуществовала до 1125 г. и пала под ударами объединённых сил чжурчжэньского государства Цзинь и китайского царства Сун, когда последний киданьский император попал в руки врагов и Великое государство Ляо исчезло.

Самые смелые и непримиримые из уцелевших киданей, возглавляемые принцем Елюем Даши, ушли на запад и там, среди песчаных равнин Средней Азии, создали новое государство Си Ляо - Западное Ляо, которое называлось также государством кара-киданей.

Победив киданей и провозгласив создание чжурчжэньского государства, его основатель Агуда гордо заявил: "Дом Ляо своё государство называл "Стальное", имея в виду его крепость. Хотя сталь и крепка, но и она стареет и портится. Только золото ("цзинь") никогда не меняется и не портится". Свою империю чжурчжэни назвали Великая Цзинь.

Прошло всего 85 лет, и могущество Великой Цзинь оказалось поколеблено. Одно из племён отказалось платить дань. Правители немедленно направили войско, чтобы наказать непокорных. Но те не испугались, собрали соплеменников и наголову разбили карателей. Это произошло в 1210 г. в местах, где обитали племена, называвшие себя монголами, а правителя своего - Чингисханом. Чжурчжэни, конечно, не ведали, что через 24 года империя Великая Цзинь падёт под ударами мечей и тучами стрел неустрашимых, не знающих поражений монголов.

В истории кочевников Центральной Азии открывалась новая страница, на которой суждено было оказаться и записям о судьбах многих народов Азии и Европы.

Т.Сергеева

В начало страницы





Дополнительная информация