www.my-edu.ru

Шпаргалки для учеников:
 ·  БИОЛОГИЯ
 ·  ИСТОРИЯ:
 ··  Мифология
 ··  Всемирная история
 ··  Древний Восток
 ··  Античность
 ··  Средние века
 ·  МАТЕМАТИКА
 ·  РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УКРАИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УЧИТЕЛЯМ
Методические материалы для учителей:
· Администрирование школы
· Биология
· Внеклассная работа
· География
· Иностранные языки
· Информатика
· История
· Классное руководство
· Математика
· Музыка
· Начальная школа
· ОБЖ
· Общая педагогика
· Работа с родителями
· Русская литература
· Русский язык
· Социальная педагогика
· Спорт и здоровье
· Технологии
· Украинская литература
· Физика
· Экология

  Онлайн тесты по ЕГЭ


Замок

ГЕНРИХ I Добрый Школяр (Henry I Beauclerc) (1068 - 1 декабря 1135, Лион-ла-Форе, Нормандия), король Англии (1100-1135), правил также Нормандией с 1106. Из Нормандской династии, младший сын Вильгельма I Завоевателя.

Был коронован в Вестминстере 5 августа 1100, на третий день после того, как его брат, король Вильгельм II, второй сын Вильгельма I Завоевателя, был убит на охоте. Герцог Роберт, старший из трех братьев, в соответствии с феодальной традицией унаследовавший отцовское владение - Нормандию, возвращался из I Крестового похода и не мог вступить в свои права на английский престол до следующего года ввиду долгой дороги. В самой Англии значительное число баронов поддержали Роберта.

Хартия привилегий

В поисках сторонников, которые могли бы поддержать его претензии на трон, Генрих выпустил коронационную Хартию привилегий, в которой обещал не посягать на права Церкви, соблюдать права наследования, взимать фиксированные платежи. Хартия, названная впоследствии историками "Хартией вольностей Генриха I", умиротворила общество, раздраженное несправедливостями правления Вильгельма II. Женившись на Матильде, шотландской принцессе из старинного англосаксонского королевского рода, Генрих установил основу для мирных отношений с Шотландией. Ансельма, архиепископа Кентерберийского, которого изгнал его брат, Вильгельм II, Генрих призвал обратно, сделав тем самым шаг к примирению с Церковью.

Борьба с братом

Когда Роберт прибыл в Англию, Генрих твердо держал власть в своих руках и имел многочисленных сторонников. Человек здравомыслящий, Роберт отказался от своих прав на английский трон в пользу брата и довольствовался частью земель Генриха в Нормандии и ежегодной выплатой компенсации. Однако за несколько лет ему удалось ввергнуть Нормандию в хаос. Клирики, бежавшие от его самоуправств в Англию, предлагали королю вторгнуться в Нормандию, подталкивая его тем самым к новому объединению удела отца. Заручившись поддержкой баронов и соседей, в 1106 Генрих встретил армию Роберта на юго-западе Нормандии, разбил ее и захватил брата в плен, продержав его в заключении до конца жизни.

Спор об инвеституре

В 1104-06 между королем и архиепископом Кентерберийским, сторонником независимости Церкви от светской власти, разгорелся спор об инвеституре, праве назначать епископов и аббатов, в результате которого престарелый Ансельм отправился в очередную ссылку. После активной переписки между Генрихом I, Ансельмом и папой был найден компромисс, официально ратифицированный в Лондоне в 1107, по которому Генрих отказался от права инвестировать клириков, а Ансельм согласился, что те должны приносить королю присягу.

Проблема наследства

Свою дочь Матильду (Мод) Генрих выдал замуж за германского императора Генриха V и объявил своего единственного законного сына, Вильгельма, наследником. Права Генриха в Нормандии оспаривал племянник Вильгельм Клито, сын плененного Роберта, - королю пришлось вступить в борьбу и с союзниками своего соперника: французским королем Людовиком VI, графом Анжуйским и нормандскими баронами. К 1120 бароны были подчинены, сын Генриха женился на представительнице дома Анжу, а Людовик VI, разбитый в решающей битве, был вынужден заключить мир.

Смерть сына Генриха, Вильгельма, в 1120 (во время кораблекрушения) расстроила добытую таким трудом стабильность. После смерти королевы Матильды в 1118, Генрих женился на Аделаиде Луван (1121), но этот союз оказался бездетным. После смерти германского императора Генриха V в 1125, Генрих заставил баронов присягнуть Матильде как наследнице английского престола. В 1128 Матильда вышла замуж за Джеффри Плантагенета, наследника графства Анжу, и в 1133 родила ему первого сына (будущего короля Генриха II). Когда Генрих умер в восточной Нормандии, его любимый племянник Стефан Блуаский, отрицая права Матильды на трон, захватил власть в Англии. Начавшаяся гражданская война разрешилась компромиссом: Стефан оставался королем, после него на трон должен был вступить сын Матильды, Генрих II.

Ю. Дресвина

ГЕНРИХ II Плантагенет (Henry II) (Генрих Анжуйский, Henry of Anjou; Генрих Короткая Мантия, Henry Curtmantle) (1133, Ле Ман, Нормандия - 6 июля 1189, близ Тура, Франция), король Англии (1154-1189), герцог Нормандский с 1150, граф Анжуйский с 1151, герцог Аквитанский с 1152; значительно расширил владения Англии во Франции, укрепил королевскую администрацию в Англии.

Сын Матильды, дочери Генриха I, и Джеффри Плантагенета, графа Анжуйского, Генрих II получил хорошее образование, частично в Англии, частично на континенте. Помимо Нормандии, полученной от деда, и Анжу - от отца, он стал владеть еще и Аквитанией, женившись в 1152 на Алиеноре (Элеоноре) Аквитанской (шестью неделями ранее разошедшейся с французским королем Людовиком VII). Стараниями матери Генрих вернул себе законное право на английский трон после смерти узурпатора Стефана в 1154 и таким образом стал правителем одной из крупнейших европейских держав. Из 34 лет своего правления лишь 14 он провел в Англии, как и другие английские короли до Иоанна Безземельного, расценивавшие островные владения как второстепенные. В правление Генриха II увеличились английские владения на самом острове - Уэльс и Ирландия фактически оказались в составе королевства, а Шотландия находилась в зависимости от него.

Владения Генриха

Владения Генриха, иногда условно называемые "империей Плантагенетов", не имели друг с другом законодательно оформленных связей и состояли из разрозненных земель разного статуса, полученных с помощью войн, дипломатии, браков двух его сыновей; замужества трех его дочерей дали ему политическое влияние в Германии, Кастилии и Сицилии. Отношения с Людовиком VII у Генриха были натянутыми: Генрих был мужем бывшей жены Людовика, Алиеноры, Англия и Франция имели спорные территории на континенте, французский король поддерживал ставшего неугодным королю архиепископа Фому Бекета. Распри с Людовиком VII сблизили Генриха II с Германской империей, которая в то время враждовала с папой. В то же время Генрих смог сохранить хорошие отношения с Римом.

Генрих и Фома Бекет

Спор с Фомой Бекетом, долгие годы бывшим верным и преданным королю канцлером и другом, разразился после того, как в мае 1162 Бекета избрали архиепископом Кентерберийским. Бекет стоял за расширение прав Церкви, и политических и материальных, а Генрих стремился подчинить Церковь централизованной королевской власти и как можно меньше зависеть от папы Римского. В ходе этого противостояния двух сильных личностей и двух позиций Бекет вынужден был несколько раз уезжать на континент. После того, как в 1170 Генрих II открыто пожелал смерти строптивого архиепископа, комендант Дуврской крепости и его люди убили Бекета во время службы в соборе Кентербери. В июле 1174 король, по требованию папы, был вынужден публично принести покаяние в Кентербери у могилы Бекета.

Отношения с детьми

В 1170 Генрих II короновал своего старшего сына Генриха, формально сделав его соправителем, но на деле не дал никакой власти. Когда Генрих II попытался увеличить удел любимого младшего сына, Иоанна, за счет владений другого сына, Джеффри, в Англии и Нормандии начался баронский мятеж, поддержанный Людовиком VII и Вильгельмом Львом, королем Шотландии. Хотя после убийства Бекета и увеличившихся налогов престиж Генриха II упал, он успешно подавил восстания сначала на континенте, затем и в Англии и вскоре захватил в плен шотландского короля. Таким образом мятеж был усмирен, сыновья прощены, и лишь Алиенора оставалась в плену до смерти мужа.

Второй мятеж начался в 1181 из-за Аквитании. После смерти сыновей, Генриха и Джеффри, Генрих II хотел отдать Аквитанию Иоанну, но Ричард, объединившись с Филиппом II Августом, сменившим своего отца Людовика VII на французском троне, с боем заставил отца отступить. Весть о том, что младший сын принял сторону брата, повлекла за собой смерть короля в 1189.

Внутренние реформы

Резким контрастом этим войнам и смутам было устроение системы государственной администрации, ставшей стараниями Генриха II лучшей в Европе. Отношения с Церковью, ее подчинение государству было провозглашено в так называемых Кларендонских установлениях (1164), по сути, навязанных церковным иерархам Англии во главе с Бекетом (который в дальнейшем отказался принимать их). Судебная реформа, итогом которой стала Кларендонская ассиза (1166), установила суд присяжных, упорядочила суд по куриям, наказания за разные виды преступлений, порядок решения земельных тяжб. Одновременно была установлена отчетность королевской администрации. В 1181 была выпущена Ассиза о вооружениях, установившая, кто из свободных какое вооружение должен иметь, что существенно повысило эффективность армии.

Ю. Дресвина

В середине XI в. в Англии развернулось грандиозное строительство замков. Пока родственники покойного короля Генриха I выясняли, кому из них править страной, почувствовали свободу и силу английские бароны. Не дожидаясь появления твёрдой королевской руки, они спешно принялись укреплять свои владения. С поразительной скоростью - в несколько лет - баронские земли ощетинились башнями почти 300 замков. Вступивший на трон король Генрих II Плантагенет был возмущён подобным самоуправством своих подданных и приказал сровнять постройки с землёй. Но было поздно...

Сеньоры, властные и независимые, не слишком-то слушались царственного сюзерена и превращали свои земли в настоящие маленькие королевства. Чем свободнее они себя чувствовали, тем неприступнее были "столицы" их владений - замки.

Вся округа словно находилась в тени такого замка. В нем сеньор сосредоточивал свою власть и военную мощь: здесь стояли его воины и собирались вассалы, чтобы выступить на защиту владений своего сюзерена. Здесь укрывались в дни нападения врага окрестные жители, которые за право считать хозяина замка защитником платили разные поборы и несли службы (например, чинили укрепления). В своём замке, как в настоящей столице государства, сеньор вершил суд над вассалами и крестьянами. И не было для них другого судьи, как и другого правителя.

Случалось, что неподалёку селились ремесленники: ткачи; мастера, ковавшие оружие, делавшие конскую сбрую - те, чьи изделия больше всего нужны сеньору и его слугам. И для них замок становился надёжным убежищем, а его хозяин - господином. К замку привозили свой товар купцы - сеньор щедро платил за заморские шелка и пряности. Правда, для проезда по его владениям торговец сам должен был не единожды раскошелиться: проехал по мосту - плати, перевёз тебя паромщик - плати, но не паромщику, а его господину, правителю всей округи, хозяину неприступной цитадели.

Сердце владений сеньора, замок представлял собой грозное зрелище. Всего 100 лет назад сеньор с воинами и домочадцами в случае опасности укрывался в деревянной башне, обнесённой частоколом. Теперь вместо этого на высоком холме в излучине реки спешно, но надёжно возводились могучие стены высотой 50 футов (15 м) и толщиной 16 футов (5 м) и башни. В одной из башен были тяжёлые ворота из крепкого дуба, сверху окованные железом. Замок окружал ров, через него к воротам вёл бревенчатый мост, который при нападении врага можно было легко и быстро разобрать. Сзади ворот оскалились острыми зубьями две подъёмные решётки. Стоило опустить их, и тот, кому удалось прорваться за ворота, оказывался в ловушке, не успев попасть во двор.

Двор замка делила на две части высокая (выше внешних) стена. Широкое пространство перед ней занимали разные службы: здесь должны были жить воины и слуги, располагаться конюшни. Во внутреннем дворе, по ту сторону стены, высилась башня, гораздо выше и надёжнее всех остальных, с редкими узкими окошками-бойницами - донжон (дом хозяина замка). Внутри донжона было сумрачно, холодно, да и не так просторно, как можно было подумать, стоя снаружи: три зала один над другим, разделённые деревянными перекрытиями, две комнаты, кухня и оружейная. Не слишком богато для властительного сеньора, но и у самого короля Генриха II в доме кроме залов была всего одна спальня. Главным были не роскошные покои, а надёжные стены.

Не успевали строители уложить последние камни, как замок начинали обживать те, для кого он и строился: сеньор со своими родными, воинами и слугами. Под мрачноватыми сводами часто звенели детские голоса: кроме детей хозяина в замке росли и воспитывались сыновья его вассалов.

Жизнь за крепкими стенами текла уединённо и размеренно. Если не было войны, сеньор охотился, упражнялся в фехтовании или развлекался игрой в кости и шахматы. Госпожа проводила дни за бесконечным рукоделием. Только в начале лета замок по-настоящему оживал: играли свадьбы, принимали многочисленных гостей, устраивали турниры и давали пиры, которые вспоминали потом до следующего года, если не случалось ещё чего-нибудь - нападения врага, пожара, приезда нежданного знатного гостя. В остальное время даже новости в замок доходили редко, и потому его обитатели несказанно радовались, если долгим зимним вечером просил приюта путник - бродячий монах или менестрель. Они-то и рассказывали хозяевам, что творится в местах отдалённых, куда за день верхом не доберёшься. Если же повествование было полно событий невероятных и удивительных, то ещё лучше - было что вспомнить после ухода гостя.

Нередко к замку подступали враги. На высокие стены взобраться они пытались не часто - всё боль-ше томили осадой, но и это не всегда удавалось: в подвалах замка хранилось много запасов, воду для питья брали здесь же, в колодце, выручали и тайные подземные ходы.

Так в войнах и скучноватой мирной жизни прошло 200 лет. За это время упрочил свою власть ко-роль, с которым не боялся прежде соперничать сеньор - основатель твердыни. Его потомок не был больше безраздельным хозяином округи - выше него стоял королевский чиновник. Но войны по-прежнему были частыми, и потому нынешний сеньор следил за тем, чтобы его родовое гнездо оставалось грозным и неприступным, но уже не как центр владений, а как крепость. Бревенчатый мост сменился подъёмным, на толстых железных цепях. Залы в донжоне теперь разделяли не деревянные перекрытия, а каменные своды, которые мастера расписывали орнаментом. Только сама башня стала тесновата для жилья, и рядом с ней вырос прочный каменный дом.

За прошедшее время гораздо больше, чем сам замок, изменилась его округа. По соседству зашумел довольно большой город. Он вырос на месте посёлка ремесленников, некогда поселившихся под стенами соседнего замка, оставшегося теперь без хозяина. Его выгнали горожане, которых этот сеньор терзал поборами. Жители города - потомки тех первых ремесленников - больше не нуждались в его защите и сами могли за себя постоять.

Прошло еще 100 лет. Утихли усобицы, стёрлись чёткие границы земель некогда властительных сеньоров. Их наследники несли верную службу королю, а замок уходил в прошлое вместе с независимостью своего хозяина. Он мог по-прежнему возвышаться на холме, но стены его уже сильно обветшали. Зато за ними выросла острая крыша маленькой часовни, появились новые пост-ройки - просторный дом с большими залами и множеством комнат. Времена изменились: роскошные покои стали важнее надёжных стен.

Пролетели годы, и на полях сражений загрохотали первые пушки, против которых не могли устоять окончательно одряхлевшие стены и башни старого замка. Нынешний хозяин, да и его отец мало интересовались судьбой замка - они жили при королевском дворе в столице. В бывшем господском доме ютились только старые слуги.

Но пришло время, когда в полу опустевшие руины вернулся исполняющий в соседнем городе (быв-шем посёлке ремесленников) королевскую службу владелец некогда горделивой твердыни. Знатный придворный пожелал заново отстроить родовой замок. Мастера-каменщики принялись за работу. Воспользовавшись камнями, взятыми из полу развалившегося донжона и башен, они перестроили, расширили, надстроили старый дом, превратив его в совершенно новое нарядное здание с малень-кими башенками. Кусок рухнувшей в ров стены переделали в изящный мост. Щербатые остатки стен разобрали и возвели из них нужные в хозяйстве постройки.

Так среди быстро разрастающихся деревьев вырос новый замок, совершенно не похожий на своего грозного предка, пятью тяжёлыми башнями нависавшего над округой. Он во всём отвечал вкусам своего владельца, не собирающегося ни с кем воевать, но любящего роскошь и удобство. Его оборонительные качества полностью соответствовали независимости хозяина - дворянина, состоящего на королевской службе. В силу традиций нарядный большой дом, стоящий среди парка, ещё довольно долго называли замком. Но это был уже настоящий дворец.

Вокруг рыцарей, которых одни называют неустрашимыми воинами, преданными вассалами, защитниками слабых, благородными слугами прекрасных дам, галантными кавалерами, а другие - неустойчивыми в бою, нарушающими своё слово, алчными грабителями, жестокими угнетателями, дикими насильниками, кичливыми невеждами, вертелась в сущности история европейского средневековья, потому что они в те времена были единственной реальной силой. Силой, которая нужна была всем: королям против соседей и непокорных вассалов, крестьян, церкви; церкви - против иноверцев, королей, крестьян, горожан; владыкам помельче - против соседей, короля, крестьян; крестьянам - против рыцарей соседних владык.

Е.Доценко

В начало страницы





Дополнительная информация