www.my-edu.ru

Шпаргалки для учеников:
 ·  БИОЛОГИЯ
 ·  ИСТОРИЯ:
 ··  Мифология
 ··  Всемирная история
 ··  Древний Восток
 ··  Античность
 ··  Средние века
 ·  МАТЕМАТИКА
 ·  РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УКРАИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УЧИТЕЛЯМ
Методические материалы для учителей:
· Администрирование школы
· Биология
· Внеклассная работа
· География
· Иностранные языки
· Информатика
· История
· Классное руководство
· Математика
· Музыка
· Начальная школа
· ОБЖ
· Общая педагогика
· Работа с родителями
· Русская литература
· Русский язык
· Социальная педагогика
· Спорт и здоровье
· Технологии
· Украинская литература
· Физика
· Экология

  Онлайн тесты по ЕГЭ


Итальянские городские республики

Карта современной Италии пестрит названиями городов - мелких и крупных, промышленных центров и захолустных местечек. Многие из этих городов выросли на итальянской земле в эпоху Средневековья. В XI-XII вв., освободившись от власти церковных и светских феодалов, итальянские города становятся свободными коммунами - но немногие сохраняют ту или иную форму республики, и лишь три из них выросли из небольших поселений в средневековые государства европейского значения. Это Венеция, Генуя и Флоренция.

Ещё в римскую эпоху существовали Флоренция - колония Рима в цветущей долине реки Арно, и Генуя - оживлённый римский порт на берегу Лигурийского моря; после варварского разорения и упадка они возрождаются в IX в. Венецианцы началом своей истории считают легендарную дату 25 марта 421 г., когда беженцы, спасаясь от полчищ Аттилы, обосновались на болотистых островах морской лагуны. В IX в. там уже существовал город Риальто (от латинского rivus alteus - "высокий берег"); название "Венеция" появляется лишь в XIII в.

Хозяева городов менялись - римляне, варвары и византийцы, вожди и короли, епископы и императоры. В IX в. Венеция наконец выходит из-под власти Византии, а Генуя и Флоренция перестают подчиняться наследникам Карла Великого.

В IX-XII вв. итальянские города, осознав свою силу и интересы, опередив остальную Европу, расцветают экономически и политически. Возрождаются разнообразные ремёсла: кузнечное дело, стеклоделие, ткачество, шитьё одежды, резьба по дереву, ювелирное дело. Начинается каменное строительство; в Венеции уже в IX в. строится знаменитый собор Святого Марка - её небесного покровителя (покровителем Генуи считался Святой Георгий, Флоренции - Иоанн Креститель). В то же время итальянские города активно включаются в мировую торговлю.

Ресурсы Генуи и Венеции не позволяли прокормить население, даже хлеб приходилось привозить издалека. Сама Италия находилась на перекрёстке торговых путей средневековья. По морским дорогам, рекам Северной Италии и дальше, через альпийские перевалы, проходил путь, связывавший растущие города Европы со сказочно богатым Востоком, откуда везли шелка, пряности, сахар, хлопок, краски, вина, драгоценные камни, ковры и зеркала - словом, всё, что так привлекало богатые сословия Запада. Перепродажа восточных товаров давала купцам-посредникам огромный барыш. Поэтому Венеция и Генуя, а за ними и сухопутная Флоренция, которая прежде ограничивалась ролью торгово-ремесленного центра Италии, делают ставку на мировую торговлю. Отныне итальянские купцы осваиваются в портах Леванта, Египта, Византии, в торговых городах Европы и на крупнейших ярмарках. Их можно было узнать сразу - энергичных, темпераментных, выгодно отличавшихся манерами и образованностью от своих неотёсанных клиентов-феодалов. Враги и конкуренты, однако, знали итальянцев и как расчётливых дельцов, умных и коварных политиков, тонких дипломатов, дерзких и беспощадных завоевателей, храбрых и искусных моряков и отчаянных пиратов, удивительно сочетавших отменный цинизм с крайней набожностью. Судьба связала их с морем - и они были готовы на всё, чтобы овладеть морскими торговыми путями, гаванями и побережьем. Четыре века венецианцы упорно сражаются за восточный берег Адриатического моря - Далмацию; сто лет крестовых походов дают им многочисленные фактории на Востоке.

Каждый год дож бросал в волны золотой перстень со словами: "Мы обручаемся с тобою, море, в знак истинной и вечной власти", - и это звучало как клятва овладеть морем. Жестокие войны Венеции и Генуи, Венеции и турок, постоянная борьба Флоренции за обладание портами Пиза и Ливорно - всё это эпизоды многовековой схватки за моря, схватки сильных и равных.

Однако при всём сходстве хозяйственного уклада рано обозначилось своеобразие каждой республики.

XII век для итальянских городов стал временем становления. Несметные богатства, нажитые во время крестовых походов, подготовили новый взлёт. В следующем столетии все три республики начинают чеканить золотую монету - бжековин, флорин и знаменитый венецианский дукат; расцветает и усложняется ремесло, появляются цехи и крупные банки, ссужающие деньгами королей и римских Пап.

В XII столетии во всех трёх республиках оформляется коммуна - в Генуе и Флоренции во главе с консулами, в Венеции же правителем ещё со времён византийского господства считается дож, выбираемый пожизненно. Там власть стабилизируется довольно рано в отличие от Генуи и Флоренции, где это происходит лишь в XVI в.

Ситуация осложнялась кровопролитной борьбой двух группировок - "партий", родившихся вместе с коммуной, - гвельфов и гибеллинов. Средневековая Италия была ареной борьбы великих держав за европейское господство. В XII в. противостоящими сторонами оказались римский Папа и германский император. Внешне, формально гвельфы поддерживали Папу, а гибеллины стояли за императора, однако на деле разногласия были глубже. Соперничали два мировоззрения, две крупные социальные силы: феодалы-гранды и пополаны - торговцы, ремесленники и банкиры. Идеалом гибеллинов считались землевладение и монархия, идеалом гвельфов - торговля и республика; первые помышляли о власти над землёй, вторые дрались за власть над морем. Время от времени меняя названия, символы, вождей и лозунги, "партии" определяли всю жизнь и политику итальянских республик.

Каждое новое иноземное нашествие, вместо того чтобы сплотить итальянцев перед лицом общего врага, лишь углубляло противоречия, доводя их до крайней степени остроты. В Генуе сильнее были гибеллины, в Венеции - гвельфы, во Флоренции обе партии постоянно боролись, - но ни в одном городе гвельфы или гибеллины не могли взять верх окончательно. Между сословиями не было чёткой границы: феодалы участвовали в торговле и банковских операциях, купцы и банкиры приобретали земли и поместья; интересы торговцев и землевладельцев переплетались.

В XIII в. самостоятельной политической силой становятся пополаны - "жирный" и "тощий" на-род, зажиточные и бедные, недовольные властью сеньоров. Они решительно заявляют о себе установлением "народной коммуны" в Генуе и Флоренции в середине XIII столетия. Экономический расцвет городов придаёт богатым пополанам силы и решимости. В 1293 г. "жирный" народ Флоренции принимает "Установленные справедливости", лишившие феодалов-грандов всяких политических прав. Уголовный кодекс пополнился новым тяжким наказанием - пожизненной записью в гранды. Неудивительно, что феодалы, поневоле сменившие пышные титулы на простонародные фамилии, затаили ненависть к новым порядкам и при каждом удобном случае подстрекали к восстанию, составляли заговоры, призывали иноземные войска себе на подмогу, а в случае победы с упоением рвали в клочья "Установленные справедливости" и знамя коммуны. К ним примкнула часть их бывших противников - пополанов, ставших землевладельцами, и значительная часть простонародья, которое торгаши у власти обдирали как липку. Весь XIV в. для Флоренции прошёл под знаком смут, заговоров, бунтов (из которых самым крупным было восстание чесальщиков - чомпи) и различных иноземных нашествий. Противоречий не могли сгладить никакие усовершенствования и перестановки в органах власти, о которых Данте с иронией писал:

Тончайшие уставы мастеря,
ты в октябре примеришь их, бывало,
и сносишь к середине ноября.

Реально во Флоренции власть в это время переходит к цехам. Именно они, а не коммунальные советы, имеют реальное влияние на жизнь города. В других республиках этого не случилось.

В Генуе борьба знатных землевладельцев и купцов, гвельфов и гибеллинов определяла жизнь города в течение XIII в. В начале XIV столетия воцаряется пополанская коммуна. Грандов отправляют в ссылку, и начинается соперничество сильных пополанских фамилий - Фьески, Адорио, Фрегозо. Дож республики порой менялся по нескольку раз в год, впрочем, как писал современник, неизменно "от плохого к худшему". Несмотря на внутренние неурядицы, Генуя активно борется с Венецией за власть над морем. Наконец генуэзцы устремились на Восток, а венецианцы - на Запад; война за сферы влияния оканчивается "вничью". Но сражения и смуты так ослабили Геную, что она сначала подчиняется Франции, затем - Милану, и это рождает новую череду внутренних конфликтов между "патриотами" и "предателями". Однако экономическая сила Генуи сохраняется, большое значение приобретает созданный в 1407 г. банк Святого Георгия, клиентами которого были практически все монархи Европы, в частности испанский король.

Венеция в войне с Генуей не приобрела ничего, но ничего и не потеряла. Богатство, владения, независимость - всё осталось при ней. Причиной такого счастливого исхода было внутреннее единство венецианского государства. В то время как другие республики, не удержавшись на стадии демократии, постоянно скатывались к анархии или иноземной тирании, в Венеции укреплялась власть патрицианской олигархии. Там было не так уж много земельных владений, чтобы феодальная знать могла иметь существенное влияние. Число фамилий, имеющих право участия в коммунальных советах, ограничили очень узким кругом старых богатых родов. Власть дожа простиралась не далее права подавать мудрые советы. Попытки переворотов и восстаний Республика Святого Марка (так называлась Венеция) пресекла в зародыше и впредь, на случай подобных неурядиц, был учреждён Совет десяти (дециумвират) - орган разведки и тайного следствия по делам о государственной измене. Суд Совета был скор и беспощаден. Законодательная власть оставалась в руках богатых патрициев. Зажиточным горожанам сделали только одну уступку: на них распространялось действие законов республики.

Постепенно в Венеции сложилась особая прослойка государственных чиновников-горожан. Этот компромисс, умелая внутренняя политика, а также щедрость богатой республики на хлеб, зрелища и жильё для бедных помогали сохранить мир и спокойствие Республики Святого Марка. Правящую знать объединяла идея служения государству. Если флорентийский банкир действовал "во имя Бога и прибыли", то венецианский патриций служил "Господу Богу и Святейшей Венеции". "Благород-ный" человек непременно должен был быть патриотом. Государство в Венеции подчинило себе цер-ковь, активно и разумно вмешивалось в экономику, не уступая цехам ни капли политического влияния. К началу XV в. Венеция была одним из самых сильных и богатых государств Европы.

С помощью золота венецианцы, генуэзцы и флорентийцы подчиняют себе весь обозримый мир от Англии до Персии и от Швеции до Египта. Флоты Генуи и Венеции - хозяева Средиземноморья; уже недалёк тот день, когда корабли генуэзца Колумба и венецианца Себастьяна Кабота устремятся в Новый Свет.

В XV в. итальянские республики достаточно сильны, чтобы начать сражение за передел Италии. Сперва речь шла лишь об овладении речными и сухопутными торговыми путями; ради этого не жа-лели ни сил, ни средств для оплаты кондотьеров - наёмных полководцев. Кондотьеры на службе у торговцев перекраивают политическую карту Италии до неузнаваемости. Флоренция захватывает Пизу и Ливорно. Генуя также расширяет владения: при доже Флоренцо Фоскари Республика Святого Марка захватывает огромную территорию на севере Италии.

Меняются политические судьбы городов. Во Флоренции пришедшая к власти бездарная арис-тократия дискредитировала республику - и на политическую сцену явился Козимо Медичи, богатейший банкир, лидер сторонников грандов, тонкий и умный человек. При его сыне Лоренцо Великолепном - мудром политике и образованном меценате - Флоренция обрела, наконец, долгожданный внутренний мир и процветание.

Обе сильнейшие республики Италии, Венеция и Флоренция, вынашивали далеко идущие завоева-тельные планы. Их питала идея, владевшая в это время умами не только мыслителей и политиков, но и простого народа - идея объединения Италии рукой сильного правителя. Венеция и Флоренция были достаточно сильны, чтобы благосклонно прислушиваться к этим голосам, но их сил всё же было недостаточно, чтобы победить в борьбе за власть.

В Италии сложилось равновесие сильных и независимых: гордая Генуя, свободная Флоренция, светлейшая Венеция... Никто из них не хотел уступать, делиться прибылями, идти на компромисс. Основные экономические связи республик шли за пределы Италии, там же были и политические со-юзники, а между итальянцами сохранялись застарелые противоречия гвельфов и гибеллинов, фео-далов и купцов, республиканцев и монархистов. Новое нашествие, на сей раз французское, итальян-цы опять встретили порознь.

Франция уже давно претендовала на Геную и Неаполь, а в 1494 г. король Карл VIII вторгся с войском в Италию и захватил Неаполь. "Молниеносной войны", однако, не получилось - в конф-ликт вмешались Венеция и Флоренция, испанский король, римский Папа и германский император: в борьбе за Италию вновь столкнулись великие державы Европы. До середины XVI в. продолжались кровопролитные итальянские войны. После того как несколько иностранных армий прошлись по Италии с огнём и мечом, полную независимость сохранила лишь Венеция. Генуя, попавшая сперва под власть Франции, в 1528 г. при поддержке Испании восстанавливает республику - но это уже не прежняя республика. Новый лидер, Андреа Дориа, знаменитый адмирал на службе императора Карла V, прозванный "Отцом отечества", установил в Генуе власть аристократии по венецианскому образцу, и даже более жёсткую: в Венеции власть принадлежала 120 семьям, в Генуе - только 28.

Новая конституция породила новый вариант старого конфликта: между "старыми" - полно-правными патрициями, аристократами, пришедшими к власти при поддержке феодальной Испании, и "новыми" - ущемлёнными в правах сторонниками свободы, республики и союза с Францией. В 1575 г. разразилось восстание "новых" против "старых", к которому примкнули низы со своими требованиями, и лишь вмешательство великих держав позволило достигнуть примирения сторон; "новая" знать была допущена к власти. Группировки сторонников Испании и Франции были также в Венеции и Флоренции. Венеция в конце концов заключила союз с Францией. Не единожды свергнутые и наконец возвратившиеся во Флоренцию Медичи, получившие в 1569 г. титул великих герцогов Тосканских, также склонились к дружбе со своими клиентами - французскими королями - и даже выдавали за них замуж своих родственниц. Так, Екатерина, а затем Мария Медичи стали королевами Франции.

Флоренция, Генуя и Венеция до конца XVI в. сохранили, несмотря на тяготы войн, своё экономи-ческое могущество, и, хотя в Италии фактически установилось испанское господство, победители не всегда могли диктовать побеждённым свою волю: она изрядно зависела от итальянского золота. Го-рода Италии ещё долго процветали - пока их не вытеснили с восточных рынков англичане и гол-ландцы и пока испанская экономика не потерпела крах. Лишь после этого Генуя, Венеция и Флорен-ция постепенно теряют своё величие, богатство и политическое влияние; торговля замирает, патри-ции покупают земли и государственные должности - словом, начинается длительный период трудных перемен.

Политически итальянские города постепенно слабеют. В XVIII в. герцогство Тосканское отошло к австрийским Габсбургам, поход Наполеона в Италию в 1797 г. уничтожил остатки независимости Генуи и Венеции; затем свыше полувека итальянские города находились под властью австрийской империи и, наконец, лишь в середине XIX в. вошли в состав объединённой свободной Италии.

Л.Юшкевич

В начало страницы





Дополнительная информация