www.my-edu.ru

Шпаргалки для учеников:
 ·  БИОЛОГИЯ
 ·  ИСТОРИЯ:
 ··  Мифология
 ··  Всемирная история
 ··  Древний Восток
 ··  Античность
 ··  Средние века
 ·  МАТЕМАТИКА
 ·  РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УКРАИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УЧИТЕЛЯМ
Методические материалы для учителей:
· Администрирование школы
· Биология
· Внеклассная работа
· География
· Иностранные языки
· Информатика
· История
· Классное руководство
· Математика
· Музыка
· Начальная школа
· ОБЖ
· Общая педагогика
· Работа с родителями
· Русская литература
· Русский язык
· Социальная педагогика
· Спорт и здоровье
· Технологии
· Украинская литература
· Физика
· Экология

  Онлайн тесты по ЕГЭ


Реформация

"Реформация" - латинское слово, и означает оно "изменение, перестройка". Латинским языком в средние века пользовались в основном учёные люди - юристы и богословы; они и предложили первыми "реформировать", т. е. преобразовать сначала христианскую церковь, а позднее - и само христианское вероучение. Призыв священников и богословов изменить многое в жизни церкви и простых верующих вызвал сильный отклик у народов Европы и оказал большое воздействие на историю некоторых европейских стран. В XVI-XVII вв. все государства Европы оказались разделёнными на два больших лагеря: в Англии, Швейцарии, Нидерландах, скандинавских странах, некоторых германских княжествах Реформация победила, и север континента стал в основном "протестантским" (о возникновении слова "протестантизм", означающего реформационное учение, мы расскажем чуть позже); Испания же, Италия, Франция, Польша, Венгрия, Чехия и остальная часть германских земель сохранили верность Папе римскому и католической религии.

Борьба между сторонниками Пап и реформаторов лишь первое время разворачивалась в стенах университетских залов, церквей и монастырей - противники вскоре взялись за оружие, и на полях сражений пролилась первая кровь борцов за веру. Запылали костры, на которых сжигали не только опасные книги, но и их авторов. Религиозная нетерпимость раскалывала дружные семьи, восстанавливая сына против отца и брата против брата. Люди позднего Средневековья и начала Нового времени были потрясены той взаимной ненавистью и всеобщим ожесточением, которые выплеснулись в ходе борьбы реформаторов и католиков. Англичане и французы, немцы и голландцы постепенно поняли, что кроме исступлённой веры в Бога люди нуждаются ещё и в терпимости друг к другу, в готовности признать за каждым право на собственные взгляды и убеждения. Поэтому история Реформации - это не только история церкви и христианской веры, но и повесть о том, как люди, устремляясь к Богу, учились видеть в своём ближнем человека, наделённого собственной волей и свободой выбора жизненного пути. В конце XV - начале XVI вв. недовольство Папами и их римским окружением было всеобщим. Даже глубоко верующие люди, посетившие Рим, возвращались из этого путешествия разочарованными и негодующими. Их гнев вызывали жадность Пап и кардиналов, окружавшая их бесстыдная роскошь (не забудем, что верующих церковь призывала к умеренности и воздержанию от излишеств), чрезмерный интерес Пап к итальянским политическим интригам. По мере того как обвинения в адрес Пап звучали всё чаще и становились всё смелее, короли и епископы некоторых европейских стран задумывались о том, чтобы обособить свои церкви от Рима. Вероучение и обряды при этом оставались прежними, католическими, но власть Папы над местной, национальной церковью значительно уменьшалась.

Первыми осуществили этот замысел французские короли. Ещё в 1438 г. Карл VII добился того, что в делах французской церкви собор местных епископов получил верховенство над Папой; с этого времени французское королевство перестало выплачивать Папе ежегодные подати - аннаты. В 1516 г. король Франциск I согласился вновь платить Риму аннаты, но зато получил право самостоятельно назначать епископов и кардиналов в своём королевстве. Вышло так, что ещё до начала Реформации французская церковь оборвала многие из своих связей с Римом - это помогло ей выйти победительницей из длительной и упорной борьбы с реформационным движением во Франции.

Все страны Европы в начале XVI в. пытались так или иначе защищаться от непомерных притязаний римских Пап (в первую очередь - от денежных поборов). Самыми беззащитными оказались германские земли - раздробленная Германия не была защищена от церковников сильной королевской властью, а лоскутная политическая карта страны не давала никакой возможности создать единую национальную церковь наподобие французской. Поэтому именно из Германии и доносились самые громкие проклятия в адрес римских Пап; Германия стала родиной и Реформации.

31 октября 1517 г. монах-августинец, преподававший по поручению своего ордена богословие в университете города Виттенберг (в Саксонии), прикреплял какие-то листы бумаги к дверям небольшой церкви виттенбергского замка. Профессора-монаха звали Мартин Лютер (1483-1546 гг.). Расскажем немного об этом человеке, потому что черты его характера сильно повлияли на ход Реформации в Германии. Дальние предки Лютера были крестьянского происхождения; от них он унаследовал довольно грубое лицо простолюдина и неискоренимое упрямство, умение твёрдо стоять на ногах во время бедствий. Лютер умел говорить с простыми людьми, хорошо писал на языке народа - не случайно его перевод Библии на немецкий язык до сих пор очень популярен в Германии. В то же время Лютер был одним из самых учёных богословов своего времени; вдобавок к этому он был наделён искренним религиозным чувством, способностью глубоко переживать свои отношения с Богом. Несмотря на упрямство, Лютер оказался тонким политиком, способным найти сильных союзников и пойти на большие уступки в случае необходимости.

Листы бумаги, вывешенные молодым профессором на церковной двери, содержали 95 возражений Лютера против права Пап прощать грешников, покупающих отпущение грехов. Против "индульгенций" (так назывались подписанные Папой документы об отпущении грехов за деньги) выступали тогда многие богословы; Лютер отличался от них только смелостью и резкостью своих речей. Этого, однако, оказалось достаточно, чтобы в считанные дни Лютер стал известен всей Германии. Рядом с ним мгновенно образовался кружок сторонников и единомышленников, настроенных по отношению к Риму ещё более непримиримо, чем он сам. От критики индульгенций "мартинисты" (так их стали называть по имени Лютера) быстро перешли к осуждению папства и католической церкви в целом. Окончательный разрыв между Лютером и Римом был закреплён в 1520 г., когда немецкий богослов сжёг во дворе Виттенбергского университета в присутствии студентов папское послание об отлучении мятежника от церкви. Этим смелым шагом Лютер поставил себя вне христианского общества Европы, покорного Папе, несмотря на всю критику в его адрес. Лютер готов был утверждать, что он один видит истинного Бога, а миллионы "папистов" заблуждаются и идут по дороге, ведущей прямо в преисподнюю.

Наверное, никто в это время не сомневался, что Лютера ждёт костёр. Похоже, что и сам он примеривал на себя судьбу Яна Гуса, чешского богослова, сожжённого за выступления против господствующего вероучения в 1415 г., за сто лет до начала Реформации. Лютер избежал казни по двум причинам: во-первых, в Риме слишком поздно поняли опасность, исходящую из далёкой Саксонии, и дали Лютеру время укрепиться. Посол Папы в Германии доносил в Рим: "Девять десятых Германии кричат "Лютер"; остальная десятая - по меньшей мере - "Смерть римскому двору!". Во-вторых, Лютер хорошо использовал подаренную ему передышку - он смог найти себе могущественных покровителей среди немецких князей. Многие из них поняли, что лозунги "доктора Мартина" помогут им обособиться не только от Рима, но и от Германской империи. В 1521 г., когда Лютер был вызван на суд императора и осуждён, курфюрст Саксонии Фридрих помог ему бежать в свои владения и укрыл мятежного богослова в одном из замков.

Лютер спас свою жизнь, но заплатил за это дорогую цену - движение Реформации в Германии вышло из-под его контроля и стало развиваться самостоятельно. Каждый бродячий проповедник пе-реиначивал идеи Лютера по-своему, толкуя их вкривь и вкось; некоторые же из бывших "марти-нистов" учили народ тому, что вслед за властью Папы следует низвергнуть власть князей, графов и баронов и установить Царство Божие на земле, не дожидаясь обретения райского блаженства на небесах. Лютер вынужден был из своего укрытия резко выступать против бывших сторонников. Он прекрасно понимал, что в борьбе с Папами и народными проповедниками реформаторы должны опираться на связное, последовательное и глубокое вероучение. Такого вероучения, способного противостоять католицизму, в распоряжении Лютера и его сторонников не было. Значит, его следовало создать, и Лютер напряжённо думал над отношениями человека и Бога, веры и разума, долга и свободы.

Итоги размышлений Лютера кратко можно изложить так: человек возносит к Богу порыв своей веры, Бог же в ответ наделяет человека благодатью. Такое отношение между Богом и верующим имеет глубоко личный характер; церковь не имеет права вмешиваться в это отношение - она лишь помешает верующему найти свой, особенный для каждого путь к Богу. Это не значит, что церковь не нужна вовсе, - просто она должна быть совсем не похожей на католическую. Церковь Лютера должна была помочь верующему самостоятельно постичь смысл Библии, растолковать ему содержание божественных книг, научить читать их. Священники в этой церкви не были отделены от простых верующих непроходимой стеной, как это было у католиков, - они могли жениться, носили обычную одежду, пользовались точно теми же правами, что и простые граждане. Лютеранская церковь освобождалась от икон, скульптурных изображений Христа и Богоматери, пышных одежд священников, утомительных и сложных обрядов... Одним словом, она опрощалась.

Богословие Лютера и устройство его церкви показали, что корни Реформации уходили глубоко - они были связаны с распадом средневекового общественного строя и с постепенным превращением европейского человека в личность, индивидуальность. Торговцу и предпринимателю, архитектору и инженеру, поэту и профессору уже не нужны были посредники и помощники в сложных отноше-ниях между человеком и Богом; наставления католической церкви они воспринимали как посяга-тельство на свою свободу. Лютеру удалось хотя бы частично решить сложнейшую задачу - прими-рить острое ощущение своей индивидуальности, особенности с подлинным религиозным чувством.

Идеи "оправдания верой", "дешёвой церкви" и другие находки Лютера с трудом пробивали себе дорогу в Германии. В 1525 г., после подавления крестьянских выступлений, вдохновлявшихся народными проповедниками, дело Реформации окончательно перешло в руки немецких князей. За союз с князьями Лютеру пришлось заплатить прямым подчинением своей церкви княжеской власти. Князья зарились на богатые владения монастырей, которые они присваивали под лозунгом церковной реформы. Когда в 1529 г. император Карл V приостановил расхищение монастырских земель князьями, сторонники Лютера заявили императору протест (после чего их и стали звать "протестантами"). Тем самым союз реформаторов церкви и князей оформился окончательно. После многолетней борьбы и частых войн в 1555 г. император позволил каждому из князей вводить в своих землях ту религию, которой придерживался сам князь. Возникло неустойчивое равновесие: северные, северо-восточные княжества Германии и некоторые владения в центре страны приняли лютеранство, прочие же земли сохранили верность католицизму. Это деление стало причиной неисчислимых бедствий Германии на протяжении последующих ста лет и одной из причин её отсталости от других европейских стран в течение XVI- XVIII вв.

В Германии реформационное движение не смогло развернуться в полную силу, несмотря на то, что началось оно именно там. Лютер и его сторонники слишком зависели от расклада политических сил в стране, чтобы выработать последовательные и самостоятельные ответы на два основных вопроса: как должна быть организована новая церковь и какую позицию эта церковь должна занять по отно-шению к светским властям. Лютер, как мы помним, попросту подчинил свою церковь князьям. Положим, ничего другого он сделать и не мог, но такое решение устраивало далеко не всех последователей Лютера в других странах Европы. Искать выход пришлось французу Жану Кальвину (1509- 1564). В 1536 г. он вынужден был бежать из Франции в Швейцарию (во Франции в это время начали преследовать реформаторов) и обосновался в одном из самых вольнолюбивых и легкомысленных городов Швейцарии - Женеве. Как ни странно, именно Женеве и суждено было стать полем смелых и суровых опытов Кальвина, распространившихся позднее по всей Европе.

Кальвин придавал устройству своей церкви гораздо большее значение, чем германские реформаторы. Дело в том, что кальвинистская церковь должна была, по замыслу своего создателя, вести борьбу сразу на два фронта: против "папистов" и против "философов", т. е. светских мыслителей, равнодушных к вопросам веры и готовых принять любую религию вплоть до языческой. "Философов" Кальвин считал ещё более опасными врагами, чем католиков, и сражался с ними буквально насмерть: в 1553 г. в Женеве по настоянию Кальвина был сожжён на костре испанский учёный Мигель Сервет, осмелившийся критиковать взгляды Кальвина. Кальвин настаивал на отделении веры от знания; сам того не желая, он провёл чёткую грань между религией и наукой. Физика, химия, математика и биология в кальвинистских странах впредь смогли развиваться более свободно, чем в прежней, католической Европе. От учёных требовалось одно - не вмешиваться в вопросы веры и признавать кальвинистские установления.

Но вернёмся к устройству кальвинистской церкви. Она была выведена из подчинения городским властям Женевы и пользовалась правом самоуправления. У кальвинистов не было такой лестницы церковных чинов и должностей, как у католиков, - напротив, каждая кальвинистская община, со-стоявшая из нескольких десятков человек, решала все свои дела самостоятельно. Руководили общиной наиболее уважаемые и почтенные люди - "пресвитеры", которых выбирали сами верующие, а также проповедники, наставлявшие своих собратьев по вере. В случае необходимости пресвитеры и проповедники отдельных общин сходились вместе и обсуждали дела, касавшиеся всех. Сам Кальвин проявил скромность, не претендуя на особое положение в созданной им организации.

Очевидно, что устройство кальвинистской церкви было очень гибким: его легко было приспособить как к условиям города-коммуны вроде Женевы, так и к порядкам, установленным в обширных и сильных королевствах вроде Французского. Столь же гибкими были и политические взгляды Кальвина. Он признавал за подданными право на свержение тирана, смену правителя на троне, но лишь при одном условии: следовало убедиться в том, что дурной правитель нарушает законы не только человеческие, но и божеские, мешает верующим найти свой путь к Богу. Эти мысли Кальвина привлекли на его сторону часть дворян, недовольных усилением королевской власти во многих европейских странах XVI-XVII вв.

Наконец, Кальвин произвёл значительные изменения в богословских взглядах немецких реформа-торов. Он попытался разрешить проблему, волновавшую умы христианских мыслителей на протя-жении уже тысячи лет: свободен ли человек в выборе своего жизненного пути, или его судьба (в том числе и посмертная) заранее предопределена Богом. Кальвин утверждал, что предопределение существует, но человек не должен безвольно ожидать свершения своей судьбы - напротив, он должен идти ей навстречу, быть деятельным, активным, быть тружеником. В течение жизни человек должен выявить все заложенные в него Богом способности и возможности - в этом и заключается его главное служение Богу, в этом выражается его вера.

Вместе с тем Кальвин требовал от своих сторонников умеренности в трате денег на еду, одежду, убранство домов. Было резко уменьшено количество праздничных дней в году: женевский проповедник считал, что человек зарабатывает и копит деньги не для того, чтобы бездумно развлекаться. Большие состояния Бог дарует только тем, кто служит ему своим трудом, кто копит не для себя, а для обретения Царствия Небесного. Строгости Кальвина не понравились весёлым женевцам, и однажды его даже изгнали из города на несколько лет. Но буржуазия богатых городов, сначала швейцарских, а потом - и английских, французских, голланд-ских, смогла оценить идеалы труда, накопления и бережливости, заложенные в учении Кальвина.

Все эти достоинства кальвинизма способствовали его широкому распространению в Европе. Каль-винистами были нидерландские патриоты, сражавшиеся за освобождение своей родины от испанского владычества; ту же веру исповедовали и французские "гугеноты", долгое время вынашивавшие замыслы отделиться от французской короны и создать на юге Франции независимое кальвинистское государство. Наконец, основные идеи кальвинизма нашли своих сторонников и в Англии, где Реформацию осуществляла королевская власть. Правда, англичане не решились на полный отказ от католических традиций: они сохранили некоторые из обрядов, епископское управление отдельными церковными областями. Главой "англиканской" церкви (так она стала называться после реформ) был сам английский король. Самые ревностные из английских кальвинистов были недовольны такими половинчатыми реформами; они полагали, что англи-канскую церковь следует "очистить" от остатков католицизма. Таких людей называли "пуританами" ("пурус" по-латыни значит "чистый"). Пуританам суждено было впоследствии сыграть заметную роль в английской истории.

В середине XVI в. многим европейцам казалось, что раскол между реформаторами и католиками ещё может быть преодолён. Нужно только, чтобы обе стороны пошли навстречу друг другу и искали примирения. Такие настроения были сильны не только среди простых людей - многие высокопос-тавленные кардиналы и епископы из папского окружения думали точно так же. Католическая цер-ковь долго колебалась, прежде чем пойти на открытый разрыв с реформаторами. Церковный собор, решавший эту проблему, заседал почти двадцать лет - с 1545 по 1563 год! Всё же в конце концов жёсткая линия победила, и все сторонники реформы церкви были объявлены еретиками, т. е. людьми, отпавшими от Христа и от церкви. Поставив еретиков вне закона, римская церковь дала всем желающим право убивать и преследовать кальвинистов, лютеран и сторонников других реформационных учений. Спустя несколько лет вспыхнули первые очаги религиозных войн на по-лях Франции и Нидерландов, резко обострились конфликты между протестантской Англией и ка-толической Испанией... Идеи реформаторов становились силой, преображавшей лицо Европы.

А.Чернышов

В начало страницы





Дополнительная информация