www.my-edu.ru

Шпаргалки для учеников:
 ·  БИОЛОГИЯ
 ·  ИСТОРИЯ:
 ··  Мифология
 ··  Всемирная история
 ··  Древний Восток
 ··  Античность
 ··  Средние века
 ·  МАТЕМАТИКА
 ·  РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УКРАИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УЧИТЕЛЯМ
Методические материалы для учителей:
· Администрирование школы
· Биология
· Внеклассная работа
· География
· Иностранные языки
· Информатика
· История
· Классное руководство
· Математика
· Музыка
· Начальная школа
· ОБЖ
· Общая педагогика
· Работа с родителями
· Русская литература
· Русский язык
· Социальная педагогика
· Спорт и здоровье
· Технологии
· Украинская литература
· Физика
· Экология

  Онлайн тесты по ЕГЭ


Турецкие завоевания

МЕХМЕД II Завоеватель (тур. Mehmed Fatih, Фатих) (30 марта 1432, Адрианополь, ныне Эдирне - 3 мая 1481, Ункяр-Каири, близ Константинополя), султан Оттоманской Турции в 1444-46 и 1451-81 гг., выдающийся полководец, завоеватель Константинополя.

Наследник Мурада

Мехмед II, сын Мурада II (1403-1451), первоначально не готовился отцом для занятия престола. Он был третьим сыном и в противоположность своим братьям от знатных турчанок был рожден от рабыни, насколько известно, христианки греческого или албанского происхождения. После смерти старших братьев-наследников Мехмед был затребован отцом, который распорядился дать мальчику образование. Наследника к занятию престола готовил великий визирь, близкий к Мураду II, Халил, четвертый великий визирь из рода Чандарлы. Под опекой Халила Мехмед получил хорошее религиозное образование и служил в качестве губернатора. Мурад, успешный завоеватель и умелый администратор, постоянно стремился отойти от управления, оставив за собой лишь небольшое обособленное владение с роскошным дворцом в Магнесии. В 1444 он сделал Мехмеда султаном, но под опекой Халила. У молодого султана вскоре произошло первое столкновение с Халилом: юноша увлекся учением суфиев, но Халил казнил дервиша-проповедника, который попытался укрыться в покоях молодого султана. Последовало восстание янычаров, в Анатолии начались народные восстания, а затем христианские волнения в Варне и в 1446 султан Мурад II, вновь вернувшись к деловой активности, отстранил наследника от управления. С 1448 Мехмед принимал участие во всех важных походах и административных мероприятиях. Во время пребывания в Магнесии Мурад влюбился в пленницу-христианку, которой дали турецкое имя Гюльбахар. Он сделал ее своей женой и она родила ему сына-наследника Баязида II. Но Мурад считал ее недостойной женой для будущего султана и заставил сына жениться на знатной турчанке Ситт Ханум, которую Мехмед настолько возненавидел, что даже не взял впоследствии в свой гарем в Константинополе.

Когда в феврале 1451 Мурад II скоропостижно скончался в Адрианополе, Мехмед из Малой Азии срочно направился туда, попутно улаживая по-своему различные проблемы, возникающие в связи с передачей власти. Так, он оставил при себе только одного из визирей отца - Халила, а второму, Исхак-паше, поручил управление Анатолией. По его указанию убили последнего малолетнего сына Мурада II (это уже практиковалось у Османов, но начиная с Мехмеда было оформлено законодательно).

Мехмед как личность

Мехмед II, как, впрочем, и многие выдающиеся представители Османской династии, оказался человеком непредсказуемым, скрытным, способным вести смелую и сложную противоречивую политику. Благодаря европейским портретам (среди их авторов знаменитый Джентиле Беллини) можно судить о его внешнем виде. При небольшом росте он производил на окружающих очень сильное впечатление. Особенно характерным был его изогнутый крючковатый нос, который в более поздние годы, по свидетельству современников, придавал ему сходство с попугаем. Первые мероприятия, которые проводил султан, свидетельствовали будто бы о попытках установления прочного мира в регионе. Это мнение навязывалось многочисленным западным посольствам, которые направлялись для установления прямых контактов между христианскими странами Средиземноморья и новым турецким правителем.

Мехмед II возобновил мирный договор с Венецией, на три года установил перемирие с Яношем Хуньяди, рыцари Родоса, господа Ревалахии и другие правители получили заверения о возможности будущего мира. Перед послами императора Константина IX султан поклялся на Коране, что не будет претендовать на владения константинопольской империи, заверил, что будет продолжать выплачивать константинопольскому двору деньги на содержание находящегося в качестве заложника в Константинополе Орхана (внука Баязида и претендента на престол).

Вперед, на Константинополь

Но деньги выплачены не были и в ответ на требования Византии со скрытой угрозой выступить с претензиями на султанский трон от имени Орхана этот мирный настрой сменяется жесткими приготовлениями к военным действиям. Вблизи Константинополя строятся турецкие военные укрепления. Для венецианских судов, проходящих по проливам из Черного моря в Средиземное и обратно, требуется специальное разрешение султанских властей. Любые попытки нарушить эти султанские предписания кончаются расстрелом судов и гибелью экипажей. Артиллерия для расстрела судов состояла из трех огромных пушек работы венгерского инженера. Султан и в дальнейшем широко использовал христианских специалистов для борьбы с христианами же.

В течение 1452 в прибрежных районах создается обстановка для военных действий. Султан начинает откровенно готовить осаду Константинополя, которая состоялась в апреле-мае 1453 г. К стенам второго Рима Мехмед привел армию из нескольких сотен тысяч человек, включая двенадцать тысяч янычар. Войско же византийцев состояло от силы из семи тысяч человек. 29 мая 1453 г. город был взят, значительная часть населения была вырезана. Неизвестной, правда, осталась судьба последнего императора, Константина XI, но нет сомнений, что он погиб в этот день.

Вскоре после завоевания Константинополя был казнен Халил. Жестокая судьба постигла и византийского военачальника Луку Нотара, который своим бездействием немало сделал для победы турок. Отказавшись отдать младшего сына для султанских утех, он был казнен вместе со своими сыновьями.

Новая империя. Законы, государственные установления

Первым же действием султана был перевод столицы из Адрианополя в Константинополь, город стало активно заселять турецкое население. Уже в день штурма храм Святой Софии был превращен в мечеть. Пригород Константинополя, генуэзская колония Галата, был административно полностью подчинен турецкой власти. После взятия Константинополя возникла необходимость в урегулировании вопросов вероисповедания. Султан, выступая как римский базилевс, взял на себя общее руководство восточным христианством, для непосредственного же управления многочисленными христианскими общинами был назначен новый патриарх Геннадий. В империи поощрялась веротерпимость. Константинопольские и малоазиатские евреи и особенно беженцы из европейских стран неоднократно указывали на то, что положение еврейского населения в Турции оказывалось значительно лучшим, чем в Европе, в которой в те времена активно развивалось преследование за инакомыслие. В Турции же преследовались за веру - и очень жестоко - шииты. В 1476 Мехмед II издает свод законов, очень подробно регламентирующий права и обязанности правителей, духовенства, отношения к иноверцам и многие другие моменты.

В Костантинополе-Стамбуле ведется большое строительство. Возводятся мечети (самая большая из них получает имя Фатиха-Завоевателя), крытые рынки и, наконец, роскошный султанский дворец.

Мехмед активно поддерживал организации ремесленников, торговцев.

Мехмед планировал и дальше расширять свою империю, с тем, чтобы когда-нибудь она стала бы новым всемирным исламским государством и многие законодательные установления были подчинены этой цели.

Важные изменения произошли со статусом великого визиря. Хотя он и не мог принимать единолично решения по государственным делам, но стал пользоваться более широкой властью, чем его предшественники, вместо султана стал председательствовать на заседаниях Дивана.

Для воспитания будущей административной и военной верхушки были созданы дворцовые школы.

Территория Османской империи была поделена две половины - Анатолию и Румелию, каждая под контролем генерал-губернатора (бейлербея). Анатолия и Румелия были поделены на округа (санджаки). Санджаки подразделялись на тимары и зеаметы. Владели ими сипахи (конные воины турецкого происхождения). Землю обрабатывали райя - в основном крестьяне покоренных народов, но также и турки. Ядром войска служили янычары, набираемые из христианских семей, обложенных этой своеобразной живой данью.

Дальнейшие завоевания

Урегулировав внутренние дела после завоевания новой столицы, Мехмед II активно продолжает свою завоевательную политику. Так в 1461 он положил конец Трапезундской империи Комнинов, к 1463 завоевал Сербию, княжество Марей, герцогство Афинское, Боснию. Еще в 1456, потерпев поражение под Белградом, турки были вынуждены несколько сузить круг своих территориальных притязаний. Однако Валахия, подчиненная Турцией в 1476, сохранила в ее пределах определенную степень автономии. После 1479 занята была основная территория Албании. Длительная война с Венецией, продолжавшаяся до 1479, завершилась миром, заключенным в Константинополе. На его основе венецианцы получили право торговли в пределах всей Турецкой империи. Были захвачены генуэзские колонии Крыма вместе с г. Кафой (ныне Феодосия). Крымское ханство, наносившее жестокий ущерб странам Восточной Европы своими многочисленными массовыми походами и набегами, в 1475 переходит под протекторат султана, что ведет к усилению его активной хищнической политики. Заключив мир с Венецией, Мехмед II развязывает себе руки для дальнейших завоеваний Средиземноморья. В 1480 г. его войска высаживаются в Южной Италии, где разоряют г. Отранто. В разгар военных успехов завоевателя постигла смерть. Возможно, что она была приближена дозой опиума, которую врач дал султану по приказу Баязида.

Итоги царствования

В период правления Мехмеда II в Европе резко меняется представление о Турции и отношение к ней. Для многих европейских владений, особенно тех, которые оказались в сложных отношениях с католическими властями, Турецкая империя, покровительствовавшая восточному христианству, берущая под защиту все инакомыслящие силы католического мира, становится неким идеалом гуманного управления даже при том, что известия о кровавых завоеваниях турок широко распространяются по европейским странам. Таким образом, Мехмеду II удалось утвердиться в Европе как государю, выступающему на равных с другими европейскими монархами и владетелями. Это была огромная морально-политическая победа турецкого султана.

П. М. Кожин

Ранним утром 29 мая 1453 г. предрассветную тишину над Босфором разорвали барабанный бой и грохот пушек. Осаждающие ринулись на штурм древнего Константинополя - столицы некогда могущественной Византийской империи. Город второй месяц героически оборонялся от полчищ турок-османов. Их султан Мехмед II, известный под именем "Завоеватель", поклялся сокрушить последний оплот "неверных" на Востоке.

Величественные стены города оказались плохой защитой. 100-тысячному войску османов противостояло около 7 тыс. человек, половину из которых составляли венецианцы и генуэзцы, защищавшие не столько город на Босфоре, сколько связанные с ним свои торговые прибыли. Даже в дни осады купцы-конкуренты находили время для междоусобиц - генуэзцы тайком продавали осаждавшим военные секреты. Западная Европа так и не прислала обещанной помощи. Константинополь был обречён. Сквозь пролом в стене турки ворвались в город. Император Константин погиб в бою, христианские воины были частью перебиты, частью взяты в плен. Лишь немногие сумели спастись на итальянских кораблях.

Мехмед Завоеватель въехал в Константинополь на белом коне. Город был отстроен заново. Купол Святой Софии теперь увенчал турецкий полумесяц, а вместо христианских стягов над Босфором было поднято зелёное знамя пророка Мухаммеда. Под новым именем Истанбул (по-европейски - Стамбул) город стал столицей турецкого государства.

Грозная империя турок-османов возникла не на пустом месте. Воинственные кочевники издавна обитали в Малой Азии, сведения о них доходили в Европу со времён крестовых походов. Благодаря усилиям церковных проповедников у европейцев о них сложилось представление как о варварах, дерзких разбойниках, врагах христианства, с которыми мира быть не может. Однако турки умели быть народом веротерпимым и уживчивым. "Жестокий варвар" Мехмед знал шесть языков, интересовался науками и искусствами, охотно приглашал к себе образованных европейцев. Византийцы и итальянцы, несмотря на многочисленные конфликты, старались поддерживать с турками взаимовыгодные отношения. Словом, турки могли быть для христиан как врагами, так и друзьями, - и никто не мог предсказать, кем они будут завтра.

В XIII в., после монгольского нашествия, турецкий князь Осман-бей собирает турок под своё знамя и создаёт боеспособную армию. Турки - теперь их стали называть "османы" по имени предводителя - были сильны прежде всего неожиданными стремительными набегами 150-тысячной конницы, состоящей из служилых людей - сипахи. С этой конницей они отвоевали у Византии Малую Азию. В начале XIV в. османы выходят к Средиземному морю; используя опыт греков, строят флот. Отныне их жертвами становятся острова Греческого архипелага и купеческие корабли. На жалкие попытки венецианцев, рыцарей-госпитальеров и Папы римского организовать крестовый поход турки не обращали внимания: ведь каждый из "союзников" преследовал свои собственные интересы, торгуясь друг с другом и даже с противником. Тем временем турки начали завоевание Балканского полуострова.

Балканы были покорены фактически руками самих балканских народов. Из пленных мальчиков и юношей, обращённых в ислам и обученных военному делу, турки создали пехоту - янычар (от турецкого yeni ceri - "новое войско"). С этим отборным войском, скованным жёсткой дисциплиной, султан Мурад I переправился через проливы Босфор и Дарданеллы, в 1362 г. взял Адрианополь и превратил его в свою столицу. Сербия и Болгария, ослабленные феодальными распрями, стали лёгкой добычей завоевателей. Пали болгарские города София и Тырново. 15 июня 1389 г., в день Святого Вита, на Косовом поле турецкое войско встретилось с армией сербов. Славяне сражались храбро, сербский витязь Милош Обилич пробрался во вражеский лагерь и заколол султана мечом. Но в христианском войске не было единства, знатные военачальники соперничали между собой, и сербы были разбиты. Много воинов пало в битве, попал в плен сербский князь Лазарь. День Святого Вита, "Видовдан", стал для сербов днём скорби. После падения Византии образовалась Османская империя, объединившая европейскую и азиатскую Турцию - Румелию и Анатолию.

В Западной Европе с ужасом ждали турецкого нашествия. Наиболее дальновидные политики понимали, что новая империя - грозная военная держава, сила, способная и готовая изменить мировой порядок. У европейцев были основания как для паники, так и для военных приготовлений; одни искали встреч с турками на поле битвы, другие - за столом переговоров. История взаимоотношений стран Европы и Османской империи - это история не только героической борьбы малых народов за независимость, но и соперничества великих держав за господство в Евразии.

Наиболее рьяным и последовательным борцом против турок выступал Ватикан. Всякий Папа, от мрачных фа-натиков Евгения IV и Пия V до беспутного Александра Борджиа, считал "священную войну" с турками "предметом неустанных попечений и забот". Османская империя посмела исповедовать иную веру и жить своим умом, по своим законам, оставляя вне папского влияния огромную территорию. Их святейшества конкурентов не терпели. Однако на призывы Папы к войне с "неверными" откликнулись в Европе очень немногие. Среди них были родосские рыцари-госпитальеры, оставшиеся противниками мусульман со времён крестовых походов. Превратив Родос в укреплённую твердыню, рыцари наводили ужас на турецкие флотилии, захватывая корабли и пленных. Маленький мужественный остров в одиночку противостоял на море мощным турецким армадам.

Сильным флотом располагала также Венеция, но у неё складывались весьма противоречивые отношения как с турками, так и с европейцами. Торговая Венеция в XV в. владела далматинским побережьем Балканского полуострова и цепочкой гаваней и островов в Эгейском море. Венецианцы берегли свою морскую империю как зеницу ока, и появление турок на Балканах восприняли насторожённо. Регулярные набеги османов на Далмацию ещё можно было как-то пережить, но покушения на гавани и пиратские нападения на корабли всерьёз угрожали интересам Венеции. Во второй половине XV в. Мехмед выбил венецианцев из Мореи и Албании и захватил часть островов Эгейского моря. В этой ситуации венецианцы, в целом настроенные на мир и торговлю с Востоком, проголосовали в сенате за войну. Но силы были неравны, и Республика Святого Марка терпела поражение за поражением, несмотря на свои богатства и искусство адмиралов. Турки даже попытались высадить десант в Южной Италии, и только смерть Мехмеда Завоевателя разрушила эти планы.

Союз христианских государей против турок, о котором мечтал Папа римский, так и не был создан - христианские государи ожесточённо боролись между собой за господство над Европой. Победителем в этой борьбе вышел Карл V Габсбург. Империя Карла опоясала Европу, объединив Испанию вместе с её американскими колониями, Южную Италию, Нидерланды и Священную Римскую империю - Германию и Австрию. Современники говорили, что в государстве Карла никогда не заходит солнце. Держава Габсбургов не знала равных в Европе.

Лишь одно государство могло решиться в открытую меряться силами с Карлом V - Османская империя. Турки при султане Сулеймане Великолепном покорили Переднюю Азию и Северную Африку. В 1522 г. огромная турецкая эскадра осадила Родос и вынудила рыцарей перебраться на Мальту. Несколько лет спустя османское войско перешло Дунай и в битве при Мохаче наголову разгромило армию венгров. В 1532 г. армия Сулеймана осадила столицу Габсбургов - Вену. Перед лицом опасности сам Лютер призвал протестантов и католиков объединиться для отпора врагу. Вена была спасена, но ещё два века оставалась прифронтовым городом. Граница двух империй, равных друг другу по военной мощи и агрес-сивным устремлениям, проходила в нескольких десятках километров южнее Вены. Оттуда, из-за рубежа, постоянно налетали на мирные селения отряды турецкой конницы, сжигали дома и посевы, угоняли скот, уводили в рабство жителей. Три-четыре раза в столетие накатывалось и настоящее турецкое нашествие. Империи соприкасались и сталкивались также на Балканах, не в силах потеснить друг друга.

Попытки нарушить это равновесие на других направлениях не дали результатов. В 1537 г. турки, заручившись одобрением Франции, решили нанести удар с моря. Однако турецкие военачальники напали по ошибке на принадлежавший Венеции остров Корфу. В результате случилось невероятное: Венеция и всегда враждебная ей империя Габсбургов заключили, к радости Папы римского, союз против турок. Правда, когда на море встретились вражеские эскадры, их адмиралы - знаменитый алжирский пират Хайреддин Барбаросса и генуэзский аристократ, "Отец отечества" Андреа Дориа - отлично поладили между собой, и Дориа дал приказ отступить. Ни Карл V, ни затем Филипп II не добились впоследствии никаких успехов в Северной Африке. Ничего не приобрели и турки.

Не в силах потеснить Габсбургов, Сулейман решил отыграться на Мальте и покончить наконец с оплотом рыцарей-госпитальеров. В мае 1565 г. к острову подошла турецкая армада - 200 кораблей с 35-тысячным войском, под командованием лучших военачальников. Им противостояли всего 600 рыцарей и 7 тыс. пехотинцев. Четыре месяца длилась осада, названная впоследствии "Великой"; четыре месяца защитники острова, руководимые Великим магистром Ордена, 70-летним рыцарем Жаном де ла Валлеттом, отражали атаки вражеских полчищ и сумели продержаться до прихода подкрепления. Потеряв треть войска и отчаявшись сломить сопротивление мальтийцев, турецкие военачальники сняли осаду и вернулись в Стамбул, где чудом уберегли свои головы от гнева султана.

На следующий год Сулейман двинул стотысячную армию против венгерского города Сигетвара, который защищали две с половиной тысячи человек; они предпочли погибнуть, но не сдаться. За два дня до взятия города Сулейман умер. Сигетвар стал последним - уже посмертным - трофеем властелина, перед которым трепетали Европа и Азия.

Преемник Сулеймана, Селим II, поддерживал мирные отношения с Габсбургами, но Венецию решил добить и в 1570 г. послал огромную армию на принадлежавший ей Кипр. Через год турки взяли столицу острова. Их главнокомандующий Лала Мустафа приказал жестоко расправиться с пленными и заживо содрать кожу с губернатора Кипра. Когда об этом узнали в Венеции, решающее сражение с турками стало делом чести венецианцев. 7 октября 1571 г. у греческих берегов близ Лепанто (Навпактос) встретились две эскадры. Объединённым венецианско-испанским флотом командовал сводный брат Филиппа II дон Хуан Австрийский, турецким - адмирал Али-паша. Оба военачальника были молоды, талантливы, честолюбивы, храбры и благородны, обоих окружали испытанные в боях соратники. Оба были полны решимости победить или умереть...

Шесть часов длилась ожесточённая битва, грохот пальбы заглушал звон оружия и вопли сражавшихся, волны окрасились кровью павших. Турки были разбиты, потеряв 30 тыс. убитыми и 187 кораблей из 250. Султан, узнав о случившемся, три дня отказывался есть и беспрестанно молился.

Венецианцы шумно отпраздновали победу при Лепанто, но вернуть Кипр не удалось - союзники наотрез отказались помочь. Тем временем турки отстроили флот, и визирь самодовольно заявил послу Венеции: "При Лепанто вы нам только подстригли бороду - захватом Кипра мы отрубили вам руку". После этой войны Венеция почти на 100 лет утратила желание драться с турками и в случае недоразумений предпочитала откупаться.

Ещё двум европейским державам - Англии и Франции - нечего было делить с Османской империей. Находясь на достаточно безопасном расстоянии от турок, они заключили с султаном договоры против общего врага - Габсбургов (Франция - в 1535 г., Англия - в 1580 г.) и постоянно подливали масла в огонь балканской войны. Не ограничиваясь подстрекательством, они постепенно подрывали турецкую экономику, получив от султана так называемые капитуляции - грамоты о привилегиях для европейских купцов, которые впоследствии и привели Турцию к настоящей капитуляции перед западными торговцами. Пока же в империи начали проявляться первые признаки неблагополучия.

К середине XVI в. на Балканах установилось равновесие двух держав. Для турок это означало конец победоносных походов. Не стало военной добычи у сипахи и янычар. Первые стали уклоняться от службы, предпочитая брать оброк с крестьян, разоряя их вконец. Вторые с оружием в руках требовали подачек от султана, грозя ему свержением и нередко приводя угрозу в исполнение. Не видя иного способа прокормить неприкаянную армию, турецкие правители нападают на Польшу - но даже этот не самый прочный орешек оказывается им не по зубам. По-прежнему стойко обороняет свои границы Австрия. Да и война с Венецией в XVII в., когда после 20 лет военных действий турки заполучили Крит, показывает, насколько неблагоприятно для Османской империи складываются обстоятельства. Свою сухопутную границу в Далмации Венеция продвинула на восток, претендуя на роль третьей решающей силы на Балканах.

Турки всё же решились двинуться в новый поход на Вену. В 1683 г. 150-тысячная армия под началом визиря Кара Мустафы осадила австрийскую столицу. Венцам пришлось туго. Канонада не прекращалась ни днём, ни ночью, штурм следовал за штурмом. Турки уже примеривались водрузить на шпиле собора Святого Стефана знамя ислама, но в последний момент на помощь осаждённым пришёл доблестный польский король Ян Собесский. Битва длилась 14 часов, наконец, турки дрогнули и побежали, бросив палатки и оружие. Военная слава досталась Яну Собесскому, политические выгоды получил император Леопольд. В несколько лет Австрия отвоевала Венгрию, Трансильванию, Словению и Сербию. Венеция отобрала у турок Пелопоннес. Мальтийцы, за 500 лет не растеряв воинственного пыла, тоже продолжали сражаться с "неверными".

В 1686 г. к противникам турок присоединяется Россия, которая, не имея до этого политических интересов на Балканах, поддерживала мир с Османской империей. Но теперь Россия была накануне своего исторического рывка к морям, и поэтому Турция превращается в соперника, чему немало способствуют Англия, Польша и Венеция. В войне Россия приобрела лишь крепость Азов в устье Дона, впрочем, вскоре утерянную, и по милости Англии и Голландии - "посредников" на послевоенных переговорах - не заключила даже прочного мира с турками.

Так к началу XVIII в. меняются политическая карта и расстановка сил. Зреют семена новых конфликтов. В схватку вмешивается новая сила - Россия. Участником конфликта остаётся Австрия Габсбургов, понемногу прибирающая к рукам турецкое наследство. Османская империя, исчерпав свои силы в последнем натиске на Европу, переживает кризис. Впереди - новые сражения, новые герои и жертвы, новая перекройка границ.

Л.Юшкевич

В начало страницы





Дополнительная информация