www.my-edu.ru

Шпаргалки для учеников:
 ·  БИОЛОГИЯ
 ·  ИСТОРИЯ:
 ··  Мифология
 ··  Всемирная история
 ··  Древний Восток
 ··  Античность
 ··  Средние века
 ·  МАТЕМАТИКА
 ·  РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УКРАИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА
 ·  УЧИТЕЛЯМ
Методические материалы для учителей:
· Администрирование школы
· Биология
· Внеклассная работа
· География
· Иностранные языки
· Информатика
· История
· Классное руководство
· Математика
· Музыка
· Начальная школа
· ОБЖ
· Общая педагогика
· Работа с родителями
· Русская литература
· Русский язык
· Социальная педагогика
· Спорт и здоровье
· Технологии
· Украинская литература
· Физика
· Экология

  Онлайн тесты по ЕГЭ


Средневековая Монголия

ЧИНГИСХАН (наст. Темучин, Темуджин) (около 1155, урочище Делпун-Болдан на реке Онон - 25 августа 1227), монгольский государственный деятель, полководец, основатель Монгольской державы.

Темучин происходил из родоплеменной знати Северной Монголии, был старшим сыном Есугея-багатура из рода борджигинов племени монголов и Ойлун из племени олкунутов. Его отец в середине 12 века создал в долине реки Онон относительно независимый улус. В 1164 году он просватал за своего старшего сына дочь одного из вождей племени хунгиратов Дая-сечена - Борте, которая была на год старше своего жениха. Оставив Темучина у будущих родственников, Есугей отправился домой и по дороге внезапной скончался. Согласно "Сокровенному сказанию" он был отравлен, встретившимися ему по дороге кочевниками из племени татар. Улус Есугея распался, его семья лишилась всего и оказалась на краю нищеты. После смерти отца Темучина забрали из племени хунгиратов, ему пришлось пережить трудные годы детства и отрочества. Спустя шесть лет после смерти Есугея вождь хунгиратов сдержал свое слово и выдал Борте за Темучина, дав приданое - шубу из черных соболей. Впоследствии у Темучина было много жен и наложниц, но Борте всегда сохраняла влияние первой жены и пользовалась большим уважением у своего мужа.

Родственные связи и знатное происхождение позволили Темучину выделиться из массы кочевников, постепенно он стал собирать вокруг себя лично преданных ему воинов-нукеров. Только воинская сила могла заставить кочевые роды считаться с какой-либо властью. Однако прошли годы, прежде чем Темучин, опираясь на преданных ему нукеров, смог диктовать свою волю кочевникам. Большое значение для него имел союз с Ванханом - вождем племени кераитов, исповедовавших христианство несторианского толка. В знак дружбы Темучин подарил ему шубу Борте. С помощью кераитов Темучин смог начать создание собственного улуса. После гибели Ванхана он вступил в борьбу со своим прежним соратником Джамухой, которого разбил в бою и казнил в 1201 году. Воспользовавшись распрями среди родственников Ванхана, Темучин подчинил своей власти кераитов. В 1206 году, когда основные соперники на пути к власти над Степью были истреблены, Темучин собрал курултай у истоков реки Онон. Под сенью девятибунчужного белого знамени он был провозглашен каганом и принял имя Чингисхан.

Возглавив монгольские племена, Чингисхан создал систему государственного управления, уже в 1206 году он заложил основы законодательства в форме устной Ясы, которая представляла собой кодификацию обычного права. Первостепенное значение имело создание стройной организации монгольского войска. Чингисхан разделил монгольские племена на военно-административные единицы - тысячи. По требованию хана они должны были выставить по тысяче конных воинов. Тысячи вместе с пастбищами образовывали уделы (хуби), которые возглавили ханские родственники и сподвижники - нойоны. Десятитысячная личная гвардия (кешиг) несла охрану ставки Чингисхана и выполняла карательные функции. Особое внимание Чингисхан уделял поддержанию высокой дисциплины среди своих подданных. Меры поощрения и наказания были установлены как для простых воинов-нукеров, так и для их начальников.

Чингисхан стремился к максимальному расширению подвластной ему территории. В 1207 году монгольские войска совершили поход на север, где покорили племена, жившие в южносибирской тайге. Владения Монгольской державы охватили значительные территории, управлять ими из одного центра стало затруднительно. Для организации государственной власти в отдаленных краях Чингисхан организовывал удельные владения - улусы, во главе которых ставил своих сыновей и ближайших родственников. Чингисхан стремился подчинить своей власти как можно больше степных племен. Помимо дани, покоренные кочевники поставляли в монгольское войско нукеров. Со временем монгольский владыка стал располагать огромным военным потенциалом.

На юге расширение монгольских владений привело к столкновению с тангутским государством Си-Ся. В 1207 году монголы пытались разгромить Си-Ся, но тангуты, опираясь на цепь крепостей, успешно выдержали натиск монголов. В 1209 году власти монголов покорились уйгуры, жившие западнее Си-Ся. Но особо заманчивой целью для восточноазиатских кочевников были расположенные к юго-востоку от Монголии плодородные земли и богатые города Китая. В начале 12 века Китай переживал не лучшие времена своей истории. Север страны был захвачен полукочевыми племенами чжурчженей, которые создали государство Цзинь. На юге властвовала китайская династия Сун. Чингисхан сумел заключить союз с Сун и в 1211 году вторгся на территорию Цзинь. К 1215 году большая часть территории чжурчженского государства была завоевана монголами, в том числе и столица Цзинь город Яньцзин (Пекин). Завоеванной страной стал управлять один из приближенных к Чингисхану военачальников Мухули. Описание завоеванного монголами Северного Китая дал посол сунского императора Чжао Хун, посетивший Яньцзин в 1221 году. В ходе войны с Цзинь монголы взяли на вооружение китайские стенобитные и камнеметные устройства, что сыграло значительную роль в дальнейших успехах их войск.

Расширение границ Монгольской державы на запад привело к столкновению с государством хорезмшахов, властвовавшими над большей частью Средней Азии и Персии. Часть кочевых племен, не желавших подчиниться Чингисхану бежала под покровительство хорезмшаха Мухаммеда. Монгольский владыка стал готовиться к большому походу на запад.

Разгромив пограничные племена найманов (1218), монгольские армии под командованием сыновей Чингисхана в 1219 году приступили к завоеванию Средней Азии. Мухаммед избрал пассивную тактику сопротивления, надеясь на крепость стен и гарнизонов пограничных городов. Но монголы завоевывали город за городом, в 1220 пали Бухара и Самарканд. Мухаммед был вынужден спасаться бегством и погиб на одном из пустынных островов Каспийского моря. Его сын Джемалетдин призывал к активному сопротивлению захватчикам, его небольшой отряд нанес существенный урон монголам. Преследуя Джемалетдина, монгольские воины достигли Индии. Завоевание Средней Азии в основном было закончено к 1221 году.

В том же году Чингисхан повелел монгольским отрядам во главе с Субэдей-багатуром и Джебе-нойоном провести глубокую разведку западных стран, постараться найти берег "последнего моря". Минуя с юга Каспий, это войско разрушительным вихрем пронеслось через Кавказ и вторглось в половецкие степи. Проникнув в Крым, монголы овладели портом Судаком. Для борьбы с монголами половцы обратились за помощью к русским князьям. В 1223 года на реке Калке объединенное русско-половецкое войско было разгромлено монголами. Но их нападение на Волжскую Булгарию было отбито и монгольские военачальники приняли решение уйти на восток.

Покорив Среднюю Азию, Чингисхан вернулся в Монголию. В 1226 году он отправился в свой последний поход на тангутов. На этот раз тангутам не удалось выдержать удар возросшей мощи монгольского войска. Тангутское государство было стерто с лица земли, но в этом походе в 1227 году скончался и сам Чингисхан. После его смерти Монгольская держава пережила период политической неоределенности. Лишь в 1229 году на курултае новым великим ханом был избран третий сын Чингисхана Угедей. Позднейшие источники утверждают, что это избрание соответствовало завещанию Чингисхана.

Чингисхан проявил себя не только великим завоевателем, но и блестящим политиком и администратором. Он сумел организовать твердый порядок управления завоеванными странами. Во многом этому способствовало создание уникальной для своего времени системы коммуникаций - государственной дорожно-почтовой службы. Как полководец Чингисхан отличался тщательным отношением к разведке, стремлением к внезапности нападения, умелым маневрированием крупными массами конницы. Его излюбленной тактикой было устройство засад с использованием специальных отрядов для заманивания неприятеля. В сражениях Чингисхан всегда пытался расчленить силы противника.

Во времена Чингисхана монголы еще не знали письменности. Основными источниками о его жизни является "Сокровенное сказание", а также записанное гораздо позже "Золотое сказание" ("Алтан тобчи"). Достоверность изложенных в них событий трудно подтвердить или опровергнуть. Кроме того, сведения о Чингисхане приводят китайские, русские, грузинские, армянские, арабские, персидские хроники, европейские и арабские путешественники и историки - Виллем де Рубрук, Плано Карпини, Одорик де Порденоне, Марко Поло, Рашид ад-Дина, Ибн аль-Асира, Джувейни. Ценные материальные свидетельства о жизни монголов во времена Чингисхана получены в результате раскопок городов государства Си-Ся.

Государство Чингисхана оказало существенное влияние на развитие политической и духовной культуры населения многих азиатских регионов, стало одной из центральных вех в истории монгольского народа. В Монголии была основана новая столица - Каракорум, куда стекались богатства всех подвластных и вассальных стран.

Задолго до рождения Темуджина (Чингис-хана), создавшего великое монгольское государство, его предки населяли обширные пространства от Великой китайской стены до верховьев реки Селенги. Китайские летописцы называли эти племена мэнгу и делили на белых, чёрных и диких. Сами монголы называли себя по-разному. Обитавшие в бассейне рек Онона, Керулена и Толы звались хамаг-монголами; жившие на реке Онон - джалаирами; кочевавшие между долиной реки Онон и верховьями Селенги - тайчиутами; между Хангайским и Хэнтэйским хребтами - кэрэитами. На запад от их кочевий, в долинах Хангайских и Алтайских гор пасли свои стада найманы. Верховья Селенги были владениями меркитов. На севере они граничили с землями "лесных" племён - звероловов и рыболовов, обживавших глухие таёжные леса. В Забайкалье обитали племена хори, баргут, тумэт, булагачин, кэрэмучин, урянхай, урасут и теленгуты, а в области Восьмиречья - ойраты.

На своей территории каждое племя определяло угодья для кочевий составлявших его родов и семей. Кочевали монголы куренями - сообществами, которые насчитывали до тысячи семей. На стойбищах они располагались кольцом. В центре находилась ставка вождя, а по краям кольца размещались коновязи, телеги и загоны для скота. Всё это составляло своеобразное укрепление.

Вожди племён носили звучные прозвища: батор - богатырь, сэчэн - мудрость, мэргэн - меткий стрелок, бильгэ - мудрый, букэ - силач. Они руководили воинами одного или нескольких племён при столкновениях с соседями из-за пастбищ или угодий для охоты. В военное время, а впоследствии и в мирное, вокруг вождя собиралась племенная знать - нойоны. У каждого из них была группа друзей-соплеменников - нукеров, по сути составлявших дружину нойона, храбрую и преданную своему предводителю.

С многочисленной и боеспособной дружиной нойон мог держать в повиновении соседей, провозгласить себя ханом. Но стоило ему не угодить друзьям-нукерам, проиграть сражение или лишиться стад - своего главного богатства, как благополучие и власть исчезали. И бывший хан становился презренным беглецом, спасавшимся от вчерашних подданных.

Дед Темуджина, Хабул, объединил несколько племён, кочевавших в долинах рек Онона и Керулена, и объявил себя ханом "Хамаг монгол улуса" - правителем Великого монгольского государства. Но к моменту рождения Темуджина в 1162 г. от этого улуса осталось только воспоминание. Есугей, сын Хабула, был уже не ханом, а лишь батором - храбрым воином, непременным участником как военных походов местной знати, так и победных пиров после их окончания.

Когда Есугей умер, отравленный врагами-татарами, его жёны и дети лишились всего: друзья-нукеры угнали стада, подданные разбежались, родственники и соседи не желали уважать права его семьи. Его вдову, Оэлун, день и ночь заботило, как прокормить детей: она ловила рыбу, собирала ягоды, травы, съедобные корни, плоды диких яблонь, орехи. Подраставшие дети помогали как могли: ловили полевых мышей. Это тоже была пища.

Многое пришлось пережить и самому Темуджину, пока, повзрослев, не начал он возвращать владения отца. В этом ему оказывал поддержку побратим (анда) Джамуха. Однако недолго длилась их дружба: разъехались они в разные стороны. Чем дальше расходились их пути, тем враждебнее относились они друг к другу, и вскоре стали заклятыми врагами. Каждый мечтал победить другого. Сначала Темуджин терпел поражение за по-ражением от своего бывшего анды. Тогда щедрыми наградами и посулами он привлёк на свою сторону нойонов подчинённых Джамухе племён, и, преданный ближайшими соратниками, тот оказался пленником Темуджина. Победитель приказал казнить предателей, а Джамухе позволил умереть с почётом - без пролития крови.

Вступая в союз то с одним, то с другим правителем, а потом обращая оружие против доверчивых, Темуджин постепенно покорил и объединил монгольские племена. На курултае - собрании монгольской знати - нойоны провозгласили его Чингис-ханом (Великим ханом).

Монгольское войско Чингис-хан разделил на два крыла: барун-гар (правое) и дзун-гар (левое). Каждое состояло из тумена-тьмы - подразделения в десять тысяч человек, включавшего менее крупные подразделения по тысяче, по сто человек. Каждый айл (кочевье) обязан был поставлять в войско не менее десяти человек. Айлы, поставлявшие в войско тысячу человек, подчинялись нукерам-тысячникам Чингис-хана. Право управлять ими нукеры получали в качестве вознаграждения за верную службу.

Чингис собирал войско не только для военных походов, но и для совместной облавной охоты, которая была и тренировкой для воинов, и способом заготовить мясо впрок. В походе, на охоте или во время отдыха, и днём и ночью Великого хана окружала личная охрана - десять тысяч человек.

Содержать огромную армию, даже подчинив этому всё хозяйство страны, было невозможно. Старая и новая военная и родовая знать умела только воевать. Нужны были новые земли, чтобы хан награждал ими отличившихся; нужны были пленные - ткачи, кузнецы, гончары, каменщики, ювелиры, просто грамотные и образованные люди, чтобы удовлетворять прихоти монгольской знати.

Чингис-хан, начиная свои завоевания, располагал только монгольской конницей. Однако она была спаяна железной дисциплиной, а руководили ею молодые, талантливые полководцы. В 1211 г. Чингис-хан начал военные действия в Северном Китае и, оккупировав к 1215 г. значительную его часть, взял столицу империи Цзинь - Чжунду.

За годы войны монголы многое позаимствовали у неприятеля. Они научились строить камнеметательные и стенобитные машины, управлять ими, использовать при осаде городов катапульты, забрасывающие осаждённых глиняными сосудами с горючей смесью, вызывающей опустошительные пожары.

Вести о победах монголов в Китае встревожили правителя Хорезмского государства шаха Мухаммеда. Первыми почувствовали опасность караванщики: они отказывались вести караваны в Китай, и поток шёлка, пряностей и драгоценностей сократился. До шаха доходили известия одно тревожнее другого. Нужно было разведать, что происходит во владениях кочевников. Хорезмшах послал одно за другим два посольства. Прибыли монголы и в столицу Хорезмшаха - Ургенч - с заявлениями о дружеских намерениях. Однако, как только позволили обстоятельства, Чингис-хан повёл войска в Восточный Туркестан и Семиречье и подошёл в 1218 г. к границам Хорезмского государства.

Мухаммед испугался, а страх, как известно, плохой помощник. Он не знал, кого слушать. Одни приближённые уговаривали шаха собрать войско, вооружить горожан и дать бой монголам на границах государства. Другие советники Мухаммеда пугали его, говоря, что, получив в руки оружие, народ тут же обратит его против законных властей. Они убеждали его, не принимая боя, расквартировать войска в крепостях, прикрывавших пути в центральные области Хорезма: ведь кочевники не умеют брать крепостей и уйдут восвояси.

Мухаммед увёл войска в глубь страны, а Чингисхан зимой 1219 г. двинул свою рать на территорию Хорезма, беря одну за другой крепости на своём пути и обращая в руины цветущие и богатейшие города Средней Азии. Пали Бухара, Самарканд, Ургенч, Мерв, население которых было безжалостно уничтожено. Кровь погибших так пропитала землю, что на ней несколько лет не росла даже полынь. Исключение монголы делали лишь для ремесленников. Их не убивали, а уводили в полон поодиночке или семьями, отправляя в монгольские ставки князей и военной знати. Для многих муки плена оказывались хуже смерти.

В 1221 г. монголы перешли границы Азербайджана, вторглись в пределы Грузии, дошли до Крыма и захватили Сугдею на берегу Чёрного моря. В 1223 г. на берегу реки Калки монголы разбили войско русских князей, но, встретив упорное сопротивление жителей Булгарского государства, повернули обратно.

Осенью 1225 г. Чингис-хан вернулся на родину. Нужно было дать отдых людям и коням, пополнить войско молодыми, подросшими за время походов юношами. Вскоре он повёл войско против тангутского государства Си Ся. В 1227 г. во время осады города Эдзина Чингис-хан скончался. Его тело в сопровождении почётного эскорта было отправлено на родину и там погребено.

Ещё при жизни Великий хан разделил владения между сыновьями. Старший сын, Джучи, получил земли к западу от Иртыша, вплоть до низовий Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Второму сыну, Чагатаю, достался надел между Аму-Дарьёй и Сыр-Дарьёй. Третий сын, Угэдэй, правил западными монгольскими территориями и Тарбагатаем. Четвёртый сын, Тулуй, согласно обычаям предков, унаследовал отцовский улус (область).

Чингис-хан не раз призывал к себе сыновей, давал им в руки пучок прутьев и заставлял переламывать. Ни один из них не справился с заданием отца, и тот объяснял им, как важно держаться друг за друга, подобно прутьям в пучке, - ни одна опасность не будет им страшна. Но братья не любили друг друга, а уж их дети, внуки Чингис-хана, чуть ли не враждовали. Пока был жив отец, он властной рукой пресекал все ссоры в семье, но после его кончины зависть, злоба, ненависть выплеснулись наружу.

Преемником своим Чингис-хан считал третьего сына, Угэдэя, что нарушало традиции монголов. Этим были недовольны наследники старшего сына, Джучи, - Бату, Шэйбан, Бэркэ и Бэркэчор. Все в семье Великого хана знали, что он не любил своего первенца, считая его "чужой кровью": ведь он родился после того, как его мать, похищенная меркитами, некоторое время провела у них в плену. Раздражал отца и нрав Джучи - мрачный, упрямый, заставлявший подозревать его в злых умыслах. Когда старший сын погиб, поползли слухи, что про-изошло это не без ведома Чингис-хана. Теперь наследники Джучи горели желанием защитить честь и права покойного отца. Однако никто не посмел изменить волю Чингис-хана, и на престол был возведён Угэдэй, который и оставался Великим ханом с 1228 по 1241 г.

Ему достались огромные владения, населённые разноязычными народами. Угэдэя постоянно заботили отношения с родственниками, правившими в отдельных территориях монгольского царства. Каждый из них только и ждал случая отделиться, стать независимым. Управлять Угэдэю пришлось, опираясь на знания и умение образованных инородцев - киданей, китайцев, чжурчжэней, арабов, европейцев. Из их числа набирались государственные чиновники, назначались особые уполномоченные - даругачи и их помощники - тамгачи, наместники территорий, подотчётные лишь центральному правительству.

Угэдэй провёл хозяйственную реформу, установив единую систему взимания налогов с кочевников-скотоводов и земледельцев.

Огромная империя нуждалась в средствах сообщения. Появились удобные дороги с постоялыми дворами, где можно было получить свежих лошадей, кров и пищу, предъявив пайдзу (бирку) из золота, серебра или бронзы - знак доверенного лица Великого хана.

Угэдэй приказывает строить город, ставший со временем столицей монгольской империи. Его назвали Каракорумом - Чёрным городом. Он оказался действительно чёрным, страшным местом для тех, кто не по своей воле оказывался в его стенах, - пленных, приведённых монголами со всего света и строивших их столицу, украшавших её дворцы и храмы. Их не жалели, т. к. войны продолжались и поток пленных не иссякал.

Бату (прозванный на Руси Батыем), сын Джучи, возглавил поход монгольских войск на земли Юго-Восточной Европы и Руси. За 1236-1238 гг. были завоёваны Рязанское и Владимирское княжества. Монголы подходили и к Новгороду. Лишь морозы, снегопад, да отчаянное сопротивление русских заставили войска Бату отступить. Однако уже на следующий год он вновь повёл своих воинов на русские земли, но уже в южном направлении. Переяслав, Чернигов, Киев, волынские и галицкие земли стали его добычей. "Злее зла честь татарская", - писал русский летописец. А монгольская конница растекалась по землям Польши, Венгрии и Моравии. Казалось, не было в мире силы, способной остановить её бег.

В это время Бату получает известие о кончине Угэдэя и поворачивает войска: нужно во что бы то ни стало успеть вернуться на родину к моменту выборов нового Великого хана. Всё остальное могло подождать. Однако Бату спешил напрасно: спор между претендентами длился пять лет. Пока суть да дело, страной правила Дорэгэнэ, вдова Угэдэя, добиваясь возведения на престол своего сына Гуюка. Её усилия увенчались успехом, и в 1246 г. его провозгласили Великим ханом.

И опять разгорелась вражда. При поддержке братьев Бату один из самых влиятельных представителей дома Чингиса, отказался признать Гуюка Великим ханом, отъехал в расположение преданных ему войск и начал готовиться к войне. За ним потянулись и другие недовольные. Гуюк не стал ждать и сам пошёл в поход на непокорных. Чем бы закончилась распря - неизвестно, но Гуюк неожиданно умер, процарствовав всего полтора года.

В 1251 г. наследники старшего и младшего сыновей Чингиса объединились против детей его средних сыновей Угэдэя и Чагатая. Им удалось выбрать Великим ханом Мункэ, сына Тулуя.

Новый владыка прежде всего позаботился укоротить притязания своих родственников-соперников. Наказанием была смерть, хотя и без пролития крови. Подозревая всех, Мункэ распорядился сместить прежних чиновников и назначить новых, подотчётных лишь ему. В своём дворце в Каракоруме он приказал соорудить "Серебряное дерево" как знак своего могущества, а чтобы ни у кого не было сомнений в его силе, отправил одного из своих братьев, Хубилая, покорять восточные земли, а другого, Хулагу - западные.

Хулагу в 1256 г. завоевал весь Иран, покончив с исмаилитским государством, через два года разгромил войска аббасидского халифа Мустасима и занял его владения. В 1259 г. на пути Хулагу встали войска мамлюкского правителя Египта Кутуза. Проиграв ему сражение, Хулагу решил повернуть назад и заняться обустройством уже завоёванных земель - иранских, азербайджанских, армянских и грузинских. Со временем Хулагу и его преемники создали на подвластных землях независимое от правителей Каракорума государство, известное в истории под названием государства хулагидов, или ильханов, просуществовавшее долгие годы. Связь Хулагу с родиной слабела. Отчасти из-за его желания быть самостоятельным, отчасти из-за огромных расстояний, но ещё и потому, что между его владениями и отцовским улусом появилось государство, где утвердились Бату и его потомки.

В благодарность за помощь Бату получил от Мункэ-хана обширные земли, простиравшиеся от Крыма и Днестра на западе до Иртыша на востоке. На северо-востоке ему досталось Булгарское княжество, на юге - Северный Кавказ до Дербента, а на юго-востоке - Хорезм с Ургенчем и нижнее течение Сыр-Дарьи. Данниками Бату стали покорённые русские князья, получавшие из рук монголов ярлыки на правление в собственных уделах. Владения Бату-Батыя вошли в русские летописи под названием "Золотая Орда". Почти три века продолжалось её господство, пока не было поколеблено в 1380 г. на Куликовом поле.

Пока же Великого хана Мункэ беспокоили дела на востоке. Его наместником в Китае был брат Хубилай. Располагая многочисленным, хорошо вооружённым, преданным ему войском, он вёл себя так, как будто и не было над ним власти Великого монгольского хана: окружил себя китайскими вельможами, чиновниками, учёными, своих детей учил китайскому языку и обычаям.

Мункэ приказал доставить Хубилая в Каракорум, где тот со слезами на глазах умолял простить ему невольную провинность. Великий хан не поверил брату, но помня о войсках, готовых встать на защиту Хубилая, сделал вид, что прощает. Однако из своей ставки его не отпустил и приказал отменить все распоряжения Хубилая в китайских землях. Чтобы ни у кого не оставалось сомнений, кому принадлежит верховная власть, в 1259 г. Мункэ собрался в поход на центральные и южные районы Китая. Но, не успев выйти за пределы Великой степи, умер.

Хубилай немедленно собрал единомышленников и в 1260 г. объявил себя Великим ханом. Монгольская же знать провозгласила правителем его младшего брата Ариг-Буку. Закипела распря. Когда Хубилаю удалось в 1264 г. захватить непокорного брата, умершего вскоре в плену, объявился другой претендент - внук Угэдэя, Хайду, поддержанный родственниками. Лишь в 1289 г. Хубилаю удалось избавиться от конкурентов.

Резиденция Великого хана сначала находилась в Кайпине-Шанду - Верхней столице. Позже он приказал построить рядом с Чжунду, оплотом свергнутой монголами династии Цзинь, свою "Великую столицу". Город назвали Дайду, или Хан-балык, позже он стал называться Пекином.

В 1271 г. Хубилай называет своё государство "Юань", что означает "новое", "начало". Он хотел убедить китайцев в начале качественно нового периода своего правления. Хубилай провозглашает себя императором - сыном неба, восстанавливает многие существовавшие ранее в Китае порядки.

За время своего долгого (1260-1294 гг.) правления Хубилай не оставлял без внимания всё происходившее в его родных кочевьях и не забывал приращивать к своим владениям всё новые земли. В 1279 г. ему подвластны уже весь Китай и Тибет, предприняты походы в Бирму, Камбоджу, на Зондские острова, и даже в Японию, которую дважды спасли штормы, уничтожившие почти всю военную эскадру монголов.

Юаньские войска ещё могли побеждать, но закрепить за собой завоёванное мечом у них не хватало сил. Воевали уже не баторы Чингис-хана, чей воинственный дух, храбрость и мужество были залогом победы, а подневольные люди. Только страх смерти от руки монгольских военачальников заставлял их идти в бой. На такую армию нельзя было положиться, и юаньские императоры становились заложниками в руках дворцовой клики.

После кончины Хубилая на юаньском престоле сменилось восемь императоров, и ни один не дожил до преклонных лет. Последним был Тогон-Тэмур, вступивший на престол 13-летним мальчиком и процарствовавший 35 лет. Уже через четыре года после его восшествия на престол в Китае вспыхнуло восстание. Как пламя, оно охватило почти всю страну. Для его подавления пришлось пойти на крайние меры. Правление Тогон-Тэмура закончилось в 1368 г. Ему пришлось бежать в монгольские земли. Там, в окрестностях озера Далай, собрались его преданные сторонники, изгнанные из Китая. Через два года ставка Тогон-Тэмура была разгромлена войском династии Мин. Спастись удалось лишь его сыну Аюшридаре, бежавшему в Каракорум, где его провозгласили Великим монгольским ханом под именем Биликту-хана. Сражения монголов с китайцами проходили с переменным успехом: у тех и других не хватало сил для решительной победы. Заключённое в 1374 г. перемирие соблюдалось до смерти Биликту-хана в 1378 г. Затем война разгорелась с новой силой, хотя Монголию раздирали противоречия: за 12 лет там сменилось 12 правителей, которых сажала на престол и свергала монгольская знать. Пытаясь добиться личной независимости, она вступала в союз даже с династией Мин.

Сохранению единой Монголии препятствовала и вражда между правителями её западных и восточных земель. Сначала удача улыбалась западным монголам-ойратам. Их предводители оказались энергичными и умными людьми. Один из них, Тогон, подчинив себе многочисленные мелкие владения, начал наступление против князей Восточной Монголии. К 1434 г. под его властью была уже вся Монголия, за исключением земель вдоль Великой китайской стены, где кочевали преданные Китаю "три округи урянхайцев". Их покорил впослед-ствии сын Тогона - Эсэн, правивший с 1440 по 1455 г. Он считал себя властителем Монголии, хотя официально назывался тайши - первым министром всемонгольского хана Дайсуна.

В 1449 г. монголы под предводительством Эсэна выступили в поход против Китая, отказавшегося поставлять в Монголию шёлк и продовольствие, а также принимать, щедро одаривая, бесчисленные посольства степной знати. Навстречу им вышло китайское войско под командованием самого императора Ин Цзуна. Неизвестно, на что он рассчитывал, пытаясь противостоять монголам со спешно собранной, плохо вооружённой, практически недееспособной армией. Исход был предрешён: разбитая китайская армия бежала. Монголы захватили огромное количество пленных и весь обоз. В плену оказался и сам им-ператор - исключительный случай за всю историю Китая.

Казалось, монголы вновь утвердятся на китайских землях, но среди победителей разгорелась ссора. Дайсун вспомнил, что Великий хан он, а возгордившийся Эсэн обходился с ним как с досадной обузой, считая лишь себя достойным ханского престола. В 1451 г. они сошлись на поле битвы, и Дайсун был убит. Эсэн провозгласил себя Великим ханом. Против него восстали приверженцы Дайсуна. Через четыре года они убили узурпатора. Монголия опять оказалась разобщённой на множество враждебных уделов.

В 1479 г. ханский престол занял Бату-Мункэ, получивший имя Даян-хан. Ему удалось собрать в "единые поводья" весь монгольский народ, победить непокорных, заключить мир с Китаем, возобновить с ним торговлю. Казалось, мир пришёл к исстрадавшемуся монгольскому народу... Но всё оказалось иначе. Умирая, Даян-хан разделил владения между одиннадцатью сыновьями. Старшие получили уделы в южной Монголии, а самый младший, Гэрэсэндзэ, наследовал коренной улус отца на севере страны. Снова возникли многочисленные владения, и никогда более Монголия не смогла воссоединиться. Враждовали все со всеми: северные с южными, восточные с западными, вместе и поодиночке выступали против Китая.

В начале XVI в. в борьбу включилось Ойратское, или Джунгарское, ханство, чьи правители не могли забыть славы своего предка Эсэна. В пылу междоусобицы никто не заметил, как появилась опасность: на приграничных землях, в Маньчжурии, правитель племени маньчжу - Нурхаци - подчинял себе один удел за другим.

Реальную угрозу первыми осознали правители южной Монголии. Многие из них, сочтя сопротивление бесполезным, признали власть Нурхаци. Лишь некоторые, подобно Лигдену, повелителю Чахарского ханства, попытались организовать сопротивление. Однако стремление объединить южномонгольские силы не принесло результата. В 1634 г. войско Лигден-хана было разбито маньчжурами, а сам он погиб. Его сын Эчжэ, пытавшийся продолжить борьбу, через год был пленён и казнён. Чахарское ханство прекратило существование и под названием "Внутренняя Монголия" вошло в состав Маньчжурской империи.

В 1636 г. маньчжурский хан Абахай приказал собрать южномонгольских князей и объявил себя ханом Монголии. Независимыми от Маньчжурии ещё оставались северные и западные земли, но судьба их была предрешена.

Северная Монголия когда-то досталась сыну Великого хана Даяна, Гэрэсэндзэ. Подобно отцу, он перед своей кончиной поделил владения между семерыми сыновьями. Эти земли вошли в историю под названием "Семь халхаских хошунов", или Халха. К началу XVII в. самыми обширными и богатыми из них были вотчины Тушету-хана, Цецен-хана и Сайн-нойон-хана, разделившиеся впоследствии на десятки ещё меньших наделов.

Правители Халхи не чувствовали угрозы со стороны маньчжурского Китая, где к этому времени умер хан Абахай и к власти пришёл его сын Шуньчжи, провозгласивший себя императором, основателем новой династии Цинь. Халха не поддержала борьбы южных монголов. Наоборот, её правители попытались заручиться дружбой правителей Китая. Они даже согласились с тем, чтобы их сыновья и братья находились при дворе циньских императоров как заложники: теперь китайский император утверждал права халхаских князей на правление в их собственных владениях. Китай стал очень искусно пользоваться этими возможностями, назначая или смещая правителей Халхи в своих интересах. Главным оставалось ослабление и полное подчинение монголов, возможность использовать их против России, чьи владения к тому времени распространились до Амура.

В 1685-1686 гг. монголы приняли участие в военных действиях против русской крепости Албазин, а позже, в 1688 г., - против Удинска и Селенгинска в Забайкалье. Одновременно разгорается военный конфликт между Халхой и Джунгарским ханством, переросший в затяжную, изнурительную череду войн. Халхасцы во главе с Тушету-ханом опирались на поддержку Маньчжурии, а ойраты пытались заручиться помощью русского государства, направляя своих послов в Москву.

Ойратский князь Галдан в 1683 г. вторгся в Халху, огнём и мечом уничтожая всё на своём пути. Тушету-хан с подданными бежал под защиту пограничных китайских гарнизонов, умоляя императора оказать помощь. Владыка Поднебесной империи в ответ потребовал, чтобы вся Халха перешла в маньчжурское подданство.

Весной 1691 г. халхаские ханы съехались в окрестностях озера Долоннор, где в присутствии циньского императора и ханов Внутренней Монголии было оформлено вхождение в состав Китая Северной Монголии, которая отныне стала называться Внешней и утрачивала политическую и экономическую независимость. Император объявил себя богдыханом Монголии, а её земли - своей собственностью. Ойраты оказались один на один со своим врагом и боролись ещё более пятидесяти лет, пока большая их часть не была уничтожена.

В результате этих событий Халха оказалась разорённой и обезлюдевшей. Уцелевшие жители бедствовали. Современник описываемых событий, русский казак Григорий Кибирев писал: "А по той-де степи мунгальские жилища развоёваны... Люди бродят голодные меж камней и по степям и друг друга едят".

Когда не осталось веры в будущее возрождение Монголии, первоочередной задачей её лучших людей стало сохранение национальной культуры. Значительную роль сыграл глава буддийского духовенства Монголии Джебзундамбахутухта. Его деятельность в эти трудные годы вселяла надежду на обретение мира.

Уже в 1701 г. под его руководством начались работы по восстановлению первого буддийского монастыря Северной Монголии Эрдэни-Дзу, где он основал и свою резиденцию-дворец Лавран. Пользуясь непререкаемым авторитетом среди соотечественников, он стремился поддерживать мирные отношения с циньским правительством, оказывал содействие русским дипломатическим и торговым миссиям, проходившим через земли монголов.

Китай очень ревностно относился к деятельности хутухты и его преемников, боясь их усиления как политических лидеров народа. Поэтому, начиная с третьего монгольского хутухты, их стали избирать из среды тибетцев, надеясь, что чужеземцев монгольский народ никогда не поддержит.

Когда летом 1911 г. в Китае началось народное восстание против ненавистного правления дома Цинь и Монголия заявила о своей независимости, 16 декабря в Урге, как называлась столица Внешней Монголии, в монастыре Дзунхурэ состоялась церемония восшествия на престол главы буддийской церкви Монголии богдо-гэгэна, получившего титул "Многими возведённого". Им было сформировано правительство, которое начало проводить активную политику за воссоединение всех территорий Монголии и обретение ею независимости.

Монголов поддержала Россия, способствовавшая подписанию в 1915 г. в городе Кяхте при участии представителей монгольского и китайского правительств соглашения о предоставлении автономии Внешней Монголии. Однако уже в конце 1919 г. войска Китая под командованием генерала Сюй Шучжэна подошли к Урге, потребовав от правительства богдо-гэгэна безоговорочно отказаться от автономии страны. Так была ликвидирована недолгая по времени автономия.

Т.Сергеева

В начало страницы





Дополнительная информация